26 
окт.
2016
15:00
23
19
3310
Virtual karabakh

Туран Керимбейли: Если вижу ошибку или хочу что-то изменить, то не возвращаюсь к старой, просто создаю новую

Когда я чем-то или кем-то восторгаюсь, то как правило вношу отрывок этого в свою жизнь.

Oxu.Az представляет интервью с художницей, арт-фешн дизайнером, участницей первого в Азербайджане фестиваля моды, многократной участницей фестиваля «Платье года» Туран Керимбейли.

Т.Керимбейли в 2006 году открыла студию под названием «Turan Fashion Home», является членом Союза художников Азербайджана. 

– Туран, с чего начался ваш творческий путь?

– Видимо, гены сыграли свою роль, ведь мой дедушка был художником. Я с самого детства уделяла немало времени рисованию, лепке и шитью. Занималась пошивом мягких игрушек, а также ходила на уроки по ковроткачеству и ювелирному делу…

– Не много ли увлечений? 

– Видимо искала себя!  Но достаточно серьезно нашла себя в моде, в пошиве. В 2006 году создала свое ателье и занялась пошивом эксклюзивной одежды. А далее стала создавать коллекции, организовывая показы мод, ведь тогда еще не было регулярных проектов таких как «Fashion week». 

Я была участником первого фестиваля моды в Азербайджане который организовал в нашей стране наш соратник, проживающий в Москве стилист Раф Сардров. Это были уникальные дни для будущих деятелей fashion-индустрии. Тогда я имела честь познакомится с дизайнером аксессуаров сэра Элтона Джона, которого звали Эндрю Логан.  Вот так все и началось (смеется).

– Помимо творчества вы еще занимаетесь более сложной, требующей терпения и ответственности педагогической деятельностью…

– Да, в 2009 году при своем ателье я открыла курсы для желающих получить уроки по живописи, рисованию авторской куклы и по моде! Одним словом, азы которые требуются для создания коллекций. Я вам скажу – процесс работы с учениками уникален. Я стараюсь передать им все знания, которыми владею, но при этом, и я получаю от них что-то новое. На данный момент моя деятельность, связанная с уроками, приостановлена, так как все это я сегодня вижу в совершенно ином формате. При возможности создания того уровня, о котором я мечтаю, я обязательно возьмусь за это и продолжу. 

– Кто из мировых и отечественных гениев красок и кисти вдохновляет вас на творение нового?

– Я, как поклонник искусства и всего прекрасного, безумно влюблена в творчество и люблю всех художников! Очень близки и любимы Фрида Кало и Анри Матисс. В 2007 году я создала коллекцию под названием «Frida». Процесс создания коллекции был интересный, но я чувствовала, что чего-то не достает! Нет последнего штриха и тогда передо мной возник образ Фриды. Каждая девочка, которая выходила на подиум, была воплощена в Фриду. Зрители в тот момент не очень были знакомы с Фридой Кало, удивлялись и спрашивали, к чему мне образ узбекской девушки? (смеется). В итоге получился очень интересный арт-фэшн проект, который я провела перед Девичьей башней.

А позже была представлена коллекция «Матисс», где были использованы принты работ Анри Матисса. Использовала также Модильяни в своих работах, были платья с принтами нашего самого дорогого художника Саттара Бахлулзаде, была линия аксессуаров с рисунками Закира Гусейнова. Когда я чем-то или кем-то восторгаюсь, то, как правило, вношу отрывок этого в свою жизнь. Это имена художников, которые своими работами и своей личностью задели мое сердце и душу...

– Туран, все ваши работы удивительно красивы и своеобразие в них бьет ключом. Но меня очень удивили юбки из платков. Почему именно платки?

– Да, в 2005 году у меня была такая коллекция юбок. Они прошивались как национализированные юбки-шаровары. В этой коллекции предпочтение было отдано нашим старинным азербайджанским костюмам, использованы элементы этих костюмов… Поначалу эти юбки были из тканей, позже из платков, последние же – из наших национальных келагаи. Они пользовались большой популярностью на тот момент!

– Каждый художник относится к своим произведениям как к своему детищу. Но все-же, есть ли такая работа, которую вы цените больше остальных?

– Я оставляю себе по одному наряду с каждой коллекции, будь то одежда или аксессуары. Кто знает, может когда-то создам скромный дом-музей? Мечтать не вредно, я это делаю с особой охотой (смеется). Каждая коллекция и работа – это очень трудоемкий процесс, это сложные техники, ручная работа – будь то вышивки, лепки или ювелирная линия. Каждое платье, можно сказать, в единственном экземпляре для любителей и ценителей роскоши. 


– А есть ли такая, которую бы хотели видоизменить?

– Нет, думаю это ни к чему. Если вижу ошибку или хочу что-то изменить, то не возвращаюсь к старой, просто создаю новую. А старая хороша в своем времени...  

– Создание аксессуаров, ободков и кукол очень трудоемкая работа, ведь там каждая деталь важна и отражает в первую очередь индивидуальность создателя, а потом уже владелицы. На какую возрастную аудиторию адресованы ваши работы?  

– Да. Очень люблю лепить куклы, создавать для них наряды. Несколько моих кукол приобретены коллекционерами. Я сделала серию настенных куколок, которые успели порадовать чьи-то интерьеры. Наряду с этим я создала образы из нашей музыкальной комедии «О олмасын, бу олсун» («Не та, так эта»).

Недавно в Минске проходил форум театральных деятелей, на котором я представила Азербайджан. Нужно было показать эскиз к спектаклю, и я выбрала фрагмент из сцены, где главный персонаж Мешеди Ибад приходит на свидание со своей невестой и вместо лестницы использует под ногами хамбала (слугу). Всю эту сценку я построила с двумя куклами и показала не как в виде эскиза, а как пост-фактум. 


Летом 2012 года была создана коллекция ободков, на которых удобно расположились обнаженные красавицы. В своих работах я обязательно выражаю себя, свое душевное состояние. Кому-то по сердцу, возможно, кому-то нет. Возрастная категория тех, кто выбирал эти ободки, была разная. Запомнились две женщины, приобретавшие эти ободки, одной из них было 46, а другой 54 года. Очень приятно и увлекательно было по той самой причине, что многие молоденькие девочки высказывали желание иметь такой ободок в своем гардеробе, но не решались на покупку, так как их смущали обнаженные красавицы. На вкус и цвет товарищей нет!

– Чем в ближайшие дни порадуете любителей искусства и красоты?

– На данный момент я очень занята. Идет усердная работа над коллекцией осень-зима для бутиков, где имею возможность выставлять свои изделия и аксессуары. Также на данном этапе работаю над коллекцией ювелирных изделий из серебра. Основа моих изделий – древесина, дуб, орех и липа. Последняя коллекция аксессуаров – это фрагменты архитектуры, которые, использовала в украшениях. Далее поняла, что нужен другой подход, ведь аксессуары – это красиво, но можно над ними поработать и подать в совершенно ином виде. Так и родилась коллекция ювелирных изделий, презентацию которой планирую провести в скором времени.  Надеюсь, мой вкус и выбор совпадёт со вкусами зрителей. Есть идея создания линии мебели. Также идет работа над коллекцией сумок, шапок и перчаток. 


– Очень оригинальная идея книга-клатч… 

– Сразу скажу, книга-клатч придумана не мной. Это идея французского дизайнера Олимпии Ле-Тан, впервые она создала такие книги-клатчи. Вдохновлённая этой идеей, я решила сделать такие сумочки, используя имена известных писателей и поэтов Азербайджана. Первая ласточка перед вами – с произведения Анара «Шестой этаж пятиэтажного дома». 

– Само понятие эксклюзивная модель вызывает у многих ассоциацию с понятием «дорогостоящая». Это правильный стереотип? 

– Эксклюзивная модель значит, что она в единственном экземпляре. Любовь к приобретению предмета или вещи в единственном экземпляре – развитое чувство понимания и любви к роскоши. Само слово роскошь идет от слова любовь. Это восьмерка: любовь, роскошь, богемность, чувственность, творчество… не каждый смертный понимает и жаждет роскоши в своей жизни. Это как судьба, что-то данное свыше!

– Благодарим за интересную беседу и желаем удачи во всех начинаниях.

Сабина Самидхан
Фото: Джахит Исрафилов

www.oxu.az

Другие новости раздела Культура