21 
июня
2018
13:40
59
68
2677
Virtual karabakh

Создатель скандального театра: Наши спектакли - не порно, а эротика - ВИДЕО

Создатель первого независимого азербайджанского театра – театра ODA – Эльман Бадалов дал интервью Oxu.Az.

Представляем вам это интервью:

– Как появилась идея создать такой театр?

– В 2012 году мы решили создать отличный и современный театр. Девять месяцев мы работали с молодежью, но ничего не ставили. Затем мы впервые поставили спектакль «Женитьба» по пьесе Гоголя. В 2013 году я учредил театр ODA. Спустя некоторое время мы были вынуждены сменить название.

– В чем причина?

– Мы хотели еще больше обновить и модернизировать театр. Из-за смены направления деятельности мы были вынуждены поменять логотип и название. Решили заняться современным искусством. Целью было внести краски в серую атмосферу театра. Мы хотели реализовать себя, свои мысли, творчество.

– Какой посыл несут ваши спектакли?

– Наши спектакли не имеют однозначного посыла. Каждый зритель воспринимает их по-своему. Каждая пьеса содержит многочисленные посылы. Мы не любим конкретизировать. Даем общую картину, чтобы зритель смог сам сделать вывод.

Основная цель театра – осветить проблемы и показать пути выхода. Большинство спектаклей как терапия. Они успокаивают людей и помогают снять психологическую усталость.

Если вы желаете уехать в другой район или город, чтобы убежать от повседневных житейских забот, то можете прийти и посмотреть терапевтические пьесы. Театр очень активный, события разворачиваются так, что человек обо всем забывает.

– У вас иногда бывают проблемы с местом проведения спектаклей. Это связано с самими спектаклями?

– Лично я или кто-либо из актеров не испытываем таких проблем. Спектакли иногда вызывают раздражение, а иногда – большое одобрение. Но проблема в том, что в Азербайджане людям трудно понять, что такое искусство, и они принимают его за реальный мир или за личную позицию.

Им невдомек, что это творчество, а творчество не имеет границ. Для развития искусства нужны свобода, отсутствие границ и бесконечность. Мы не ставим границ в наших спектаклях, это и приводит к проблемам.

Косвенным последствием становится проблема места. Сейчас это уже шестое помещение. За шесть лет мы сменили шесть мест из-за различных проблем. Все это есть в интернете.

– Кто финансирует ваш театр?

– Мы не получаем регулярного финансирования от государства или какой-либо структуры. Мы независимый театр. Зарабатываем на продаже билетов, сотрудничаем с различными структурами – посольства, университеты, ставим пьесы в школах. Кроме того, большинство наших актеров имеют другую работу. Занимаемся и другими делами, чтобы держаться на плаву.

– Вы часто ездите за границу. Кто оплачивает ваши поездки?

– Нас приглашают на множество фестивалей.  Если нам оплачивают дорогу, питание и отель, мы едем на фестиваль. Некоторые фестивали даже дают нам гонорары. А иногда делим пополам.

– Сколько у вас актеров?

– 15 человек. У нас есть французская актриса – Эльза Фуртадо. Искра Торрант – американка российского происхождения. У нас и до этого были иностранные актеры.

– На актеров оказывает давление семья?

С давлением семьи мы сталкиваемся часто. В том числе и я. Это делают какие-то родственники. Мать говорит, что ей звонят родственники, спрашивает, зачем я это делаю. Я отвечаю, что делаю это не для того, чтобы кого-то раздражать, а это моя работа. Объяснить немного сложно.

– Что о вас думают профессионалы в этой сфере?

Когда мы начинали, профессионалы, можно сказать, не приходили. Они появились, когда наш театр стал популярным. Гости положительно отзываются о нас. Так называемые профессионалы сами не приходили в наш театр и судят о нас по фотографиям. Профессионал отзывается о тех спеклактях, которые смотрел сам. В частности, в Драмтеатре смотрят на нас сверху вниз.

– Кто?

– Не хочу называть имен. Они действуют по принципу «не смотрел, но осуждаю». Когда наши актеры выходят на сцену в памперсах и ставят на сцене унитаз, они говорят, что театр – священное место. Я не считаю театр священным местом. Такое идолопоклонничество приводит к тому, что театр быстрее выходит из строя. Творчество свободнее и сильнее этого. Оно способно донести еще больше мыслей. Большинство людей смотрят на это однобоко. Надо учесть, что на дворе XXI век. В мире сильно развито современное искусство.

– Фотографии ваших спектаклей вызывают большой резонанс в социальных сетях. В целом, вы довольны отзывами?

– У нас не понимают искусства, это и лежит в корне проблемы. Если мы что-то не понимаем, считаем это непристойностью, невоспитанностью, выпадом против духовных ценностей. Поэтому и не ходят в театр. Каждый судит со своей колокольни. То же самое и спектакль. Один говорит одно, второй – другое.

Вообще, какое место занимают религия и менталитет в искусстве? В корне искусства лежит оппозиция. Под оппозицией подразумевается политическая сторона. Это значит показывать оборотную сторону медали. Считаю, что мы поступаем очень правильно. Не все наши спектакли только для взрослых. Театр сам свободно выражает себя. У нас были спектакли на оппозиционную тематику. Если один раз показывают пьесу +18 и люди цепляются к ней, то это их проблема.

– Где вы видите ODA через 5 лет?

– Не могу сказать. Но если учесть пять прошлых лет, то ODA шел по восходящей. Сначала у нас было помещение в 40 кв метров, а сейчас – 200 кв метров. Надеюсь, что мы продолжим развитие. 15 июля начинается 6-й сезон. У нас запланированы визиты в Грузию и в ряд регионов.

– Поговорим о запрещенном спектакле MimODA...

– Все сайты назвали спектакль MimODA запрещенным, хотя его нигде не запрещали. Спектакль называли порноспектаклем. Эротика – одно, а порно – другое. Просто в пьесах есть эротические моменты. Ни один наш актер не раздевался полностью.

–  На вашей странице в Facebook публикуются флаги ЛГБТ и посты о толерантности...

– Мы несколько раз затрагивали эту тему. Если помните, через год после смерти Исы Шахмара один американский режиссер подготовил об этом сюжет, и я снялся там. В то время меня критиковали. Толерантность – лучший путь к цивилизации. Люди должны толерантно относиться друг к другу, в частности, к представителям меньшинств. В Европе думают, что в Азербайджане гомосексуалисты убивают себя, их арестовывают и избивают на улицах. Это печально. Когда я был в Венесуэле, один британец задал мне этот вопрос. Про себя я подумал: почему нашим людям сложно нормально воспринимать желания других? Надо с уважением относиться к свободе выбора людей, к образу их жизни. Это один из главных идеалов цивилизованных стран. Толерантность ведет к развитию. Поэтому мы особо подчеркиваем такие моменты в своих пьесах.

Пярвиз Гусейн
ФОТО, ВИДЕО: Садиг Фарзалибей
www.oxu.az

Другие новости раздела Культура