12 
авг.
2022
20:31
221
12
2513
Virtual karabakh

Как бухарские евреи полюбили и популяризировали азербайджанскую культуру. Интервью с Рафаэлем Некталовым

12 авг., 2022
20:31
2513

Как бухарские евреи полюбили и популяризировали азербайджанскую культуру. Интервью с Рафаэлем Некталовым

Азербайджанский и еврейский народы связывает большая историческая дружба. Евреи делили с азербайджанцами радость и горе, были рядом и в праздники, и в тяжелые дни. Все мы помним развевающиеся израильские флаги в Азербайджане во время 44-дневной Отечественной войны. Таким образом азербайджанцы выражали признательность израильтянам за неизменную поддержку нашей страны. Израиль был одним из первых стран, признавших Азербайджан, когда мы провозгласили независимость.

Особое отношение к Азербайджану сформировалось и у бухарских евреев - этнической группы евреев, традиционно проживающих в Средней Азии. Казалось бы, какая связь может быть между азербайджанцами и евреями Бухары или Самарканда? А ведь именно они стали активными носителями и популяризаторами азербайджанской музыки сначала в Средней Азии, а после распада СССР - в США, Канаде и Израиле.

Чтобы поговорить об этом удивительном феномене, Media.Az встретилась с координатором Конгресса бухарских евреев США и Канады Рафаэлем Некталовым во время его визита в Азербайджан.

Будучи главным редактором нью-йоркской газеты The Bukharian Times, известным музыковедом, журналистом и общественным деятелем, он еще является большим другом Азербайджана и поклонником азербайджанской музыки. 

- Вы частый гость в Азербайджане?

- Для меня всегда было мечтой побывать в Азербайджане. В первый раз я приехал сюда в 2007 году в качестве международного наблюдателя на парламентских выборах. В целом, прилетал сюда уже раз шесть.

- Что вас связывает с Азербайджаном?

- Я бухарский еврей, родом из Самарканда, проживаю в Нью-Йорке. На первый взгляд, я не имею никакого отношения к Азербайджану. Меня часто спрашивают: а сколько всего бухарских евреев жило в Азербайджане? Может 20-40 человек. Но для меня азербайджанская культура, музыка, искусство очень много значат, причем с самого детства. Дело в том, что носителями и пропагандистами музыкальной азербайджанской культуры в Средней Азии были именно бухарские евреи. 

- Как так получилось?

- В западной части Самарканда проживали так называемые "эрони", которые были на самом деле тюрками из Южного Азербайджана. Многие из нас, бухарских евреев, тоже из Мешхеда, Тебриза... Мы с ними почти в одно время поселились в Самарканде. Они говорили на своем языке и пели родные им азербайджанские песни. Мы, бухарские евреи, все это впитывали, так как у нас с ними очень много общего по части некоторых обрядов, включая проведение свадеб, а в некоторых аспектах и музыкальной культуры. Не с узбеками, не с таджиками, а именно с ними. Кроме того, живя в Узбекистане, мы понимали тюркские слова из-за схожести языков.

Самарканд - полиэтнический город, как Нью-Йорк или Баку. Одно время там почти вообще никто не жил. Однако во второй половине XVIII века туда начали съезжаться из разных городов западной и центральной Азии, заселяться целыми кварталами. Так образовались еврейский, арабский, крымско-татарский, туркменский, цыганский (люли) кварталы. И, если знаменитый музыковед В.Виноградов, занимающийся изучением истории музыки азербайджанского народа, назвал Шушу "Консерваторией Кавказа", то известный узбекский, бухарско-еврейский музыкант - тарист, поэт, драматург композитор Ильяс Малаев в начале 30-х годов прошлого века назвал еврейский квартал Самарканда "Шарк" ("Восток") - консерваторией Средней Азии.

Представьте себе, что из этого небольшого места, где проживало всего 10 000 человек, вышли все наши музыкальные гении, которые, в свою очередь, воспитывались и вдохновлялись не только узбекской, таджикской, но и азербайджанской культурой. Здесь жили, творили великие музыканты, певцы-макомисты ХIX-XX веков Борухи Калхот, Левича Хофиз Бобоханов, братья Михоэль, Исроэль и Гарвиэль Толмасовы, братья Михаэль, Нисим, Гавриэль Муллокандовы, Мурдахаи Танбури (Бараев), Нерье Аминов, Дони Толмасов, Нисон Муллокандов, Яаков Завулунов, а также Йосефи Торчи (Ильясов). Все они оставили яркий след в музыкальной истории не только Бухары, но и всего Узбекистана, Таджикистана, Израиля.

- Как именно бухарские евреи популяризировали азербайджанскую культуру?

- Музыкальная комедия "Аршин мал алан" была особенно почитаема в среде бухарских евреев, ставших одними из самых важных популяризаторов музыкальной комедии Узеира Гаджибейли за пределами его родины: в Узбекистане, Таджикистане, Израиле и США. Бухарские евреи впервые осуществили ее постановку в Самарканде еще до революции, а затем - в Бухарско-еврейском театре при Наркомпросе Узбекской ССР в 1932 году. Объездили с гастролями Узбекистан и Таджикистан, пели все арии на родном бухарско-еврейском языке.

То есть музыкальная комедия Гаджибейли "Аршин мал алан" стала одной из первых постановок театра. А ведь Самарканд тогда был столицей Узбекистана... До этого также ставили "Мешади Ибад".

Первые постановки "Аршин мал алан" в Израиле и США также были осуществлены бухарско-еврейскими артистами. Усилиями бухарско-еврейских певцов и музыкантов, режиссеров и дирижеров была осуществлена постановка "Аршин мал алан" в Израиле в 1996 году, и показана в Нью-Йорке во время гастролей израильского театра им.Михаила Толмасова и Гавриэля Муллокандова. 

У нас также очень популярно наследие великого поэта Физули, автора стихов-песни "Курбон улам", которая звучит по сей день не только в Узбекистане и Таджикистане, но и в Израиле, США, Австрии в исполнении бухарских евреев, замечательных макомистов  Эзро Малакова, Аврома Толмасова, Рошеля (Ротшелда) Аминова, Рошеля (Ротшелда) Рубинова.

Я, кстати, учился в школе имени Низами Гяджеви...

Бухарские евреи постоянно исполняли азербайджанские песни не только на свадьбах, но и в домашнем музицировании. Азербайджанская музыка звучала из окон еврейских кварталов Самарканда, Коканда, Бухары и Ташкента.

- Какие песни обычно звучали за домашним столом?

- Мы пели песни из музыкальных комедий Узеира Гаджибейли, культового Рашида Бейбутова. Среди бухарских евреев были поэты, которые писали стихи на азербайджанском языке. Один из них - Ильяс Малаев, большой знаток и популяризатор азербайджанского искусства в Узбекистане и США. Его супруга Мухаббат Шамаева, народная артистка Узбекистана, имела в своем репертуаре десяток азербайджанских песен. В моем детстве мне казалось, что композиция "Чал, чал, чал" - это одна из бухарско-еврейских песен.

Ильяс Малаев наизусть знал оперу "Аршин мал алан". Более того, он одним из первых в Узбекистане стал играть на таре так, как играют именно азербайджанцы, виртуозно, с особым блеском! 

Таким образом, именно мы, переняв и адаптировав азербайджанскую музыкальную культуру, популяризировали ее, довели до широких слоев узбекского и таджикского слушателей.

Несмотря на так называемую "аршинмалаланизацию" бухарских евреев и большую тягу к азербайджанской культуре, наша музыкальная культура очень богатая. Мы являемся одними из первых и лучших макомистов в Узбекистане и Таджикистане. 

- Знаю, что вы сами сделали немало для популяризации азербайджанской культуры в Соединенных Штатах…

- Перед вами человек, который возродил в Америке праздник Новруз. В 1996 году я организовал первое, приуроченное этому празднику мероприятие. Пригласил послов стран-членов ООН, празднующих Новруз - Азербайджана, Казахстана, Кыргызстана, Туркменистана, Таджикистана. Теперь каждый год мы масштабно празднуем Новруз. Неоднократно получал благодарность от посла Азербайджана в США за свою деятельность в этом направлении. 

У нас в Нью-Йорке театр "Возрождение" тоже поставил "Аршин мал алан". Постпред Азербайджана при ООН Агшин Мехтиев однажды поинтересовался числом азербайджанцев в коллективе. И был поражен, узнав, что ни одного!

- В этом году вам, наконец, посчастливилось посетить Шушу. 

- Это было моей давней мечтой. Я к этому визиту готовился всю жизнь. Сколько раз я представлял, как захожу в дом-музей композитора Узеира Гаджибейли, великого и неповторимого соловья Востока Бюльбюля, реформатора тара Садыхджана Мирзы, неподражаемого Хана Шушинского… Мне когда-то предлагали поехать в Шушу через территорию Армении. Но я ждал именно того момента, когда отправлюсь туда прямиком из аэропорта Гейдар Алиев.

Вы знаете, у культуролога Александра Гениса есть такое понятие, как память места. Приведу вам пример. Сегодня в еврейском квартале Самарканда нас почти не осталось. В свое время там был небольшой базар, где каждый день готовили шашлыки. Недавно, будучи в Самарканде, я пошел в родной квартал. Была суббота. Меня поразила тишина. Обычно здесь базарчик и жарят шашлыки. Спросил у одного таджика, почему теперь нет ни запаха, ни дыма, ни шума? Вы знаете, что он мне ответил? "Не положено! Сегодня суббота, Шаббат! Евреи не готовили сотни лет, и мы не будем!". Я не мог скрыть удивления. "Какое отношение к этому имеют таджики? Мусульмане?!" - спросил я. "Прямое. Это место такое. Нельзя нарушать!" - ответил он.

- Интересные факты.

- То же самое и с Шушой… Уверен, эта земля талантливых музыкантов подарит миру нового Узеира Гаджибейли, Бюльбюля и Садыхджана. Вернутся потомки и вернется с ними музыка, традиции великого народа. Поэтому я очень хотел приехать в Шушу, проникнуться памятью этого места.

- В таком случае поделитесь своими впечатлениями.

- С чего начать?! Когда я стоял напротив памятника человеку, который для меня является образцом великой музыкальной культуры ХХ века, моему любимого композитору Узеиру Гаджибейли, я был так счастлив! Фотографировался с коллегами и музыкантами. Если бы он мог меня слышать, я бы тихо сказал ему, наклонив низко голову и приложив руку к сердцу: "Хорошо, что вы были, творили, столь широко мыслили…".

Затем я намеревался зайти в его дом, который знал по истории азербайджанской музыки. До этого я был в музее композитора в Баку. Так вот в этот момент ко мне подошел министр культуры Азербайджана Анар Керимов, по приглашению которого я находился в Шуше на фестивале. Уроженец Карабаха, города Физули, он прекрасно знает историю родного края, гордится его культурой.  Но я не видел особой радости в его глазах. Господин министр почему-то горько вздохнул. У дома Узеира Гаджибейли, который находился всего в полусотне метров от памятника, стояли чудом уцелевшие руины некогда великолепного дома…

Мне немало лет, и я много чего повидал в этой жизни... Но увиденное так сильно потрясло меня, что не было сил говорить, дышать. В этом доме создавались великие творения классика азербайджанской музыки! Каждый кирпич - это история!

Я мечтал открыть калитку дома любимого композитора, но наткнулся на реальность жестокой войны, которая была навязана Азербайджану 30 лет назад. Меня поразило, что жертвами этой войны стали не только воины, женщины и дети, миллионы беженцев, но и памятники культуры, музеи. 

- Это просто вандализм! - сказал ему я. 

Господин Керимов рассказал, что в Карабахе бомбили не только музеи, но и памятники материальной культуры: разрушены осквернены городская мечеть, а местное кладбище полностью уничтожено. "Я приехал в родной Фузули через 30 лет, после освобождения Карабаха от оккупантов, чтобы навестить могилу отца. Но на месте кладбища не осталось ничего!" - сказал мне министр.

С министром культуры Азербайджана Анаром Керимовым

- Вы посетили другие музеи города?

- Да. Мне показали дом-музей всеми нами любимого певца, народного артиста СССР Бюльбюля. Он был особенно популярен в Узбекистане. Я обратил внимание на то, что в центре двора находятся два схожих бюста музыканта: первый, в который стреляли, и второй - заново созданный. Первый является свидетельством армянского вандализма, второй - возрождения новой жизни в освобожденной Шуше, культурной столице Азербайджана. Стреляя в памятник, агрессоры будто стреляли во всю азербайджанскую культуру. Это фашизм!

Дом-музей Бюль-Бюля в Шуше

Побывав в Шуше, я начал понимать феномен, почему столько талантливых людей породила это красивая и плодородная земля! Шуша во всех смыслах находится на высоте. Там красивый ландшафт, удивительные горы, пение птиц! Только здесь могли развить свой талант великие Хан Шушинский, Бюльбюль, Узеир Гаджибейли, Садыхджан Мирза... 

- Расскажите о вашей дружбе с Рустамом Ибрагимбековым.

- Моя первая встреча с великим писателем, драматургом и режиссером Рустамом Мамедовичем Ибрагимбековым произошла в апреле 2007 года в салоне самолета, когда мы летели из Москвы в Нью-Йорк. Я искал человека, с которым можно поиграть в нарды. Подошел к мужчине с кавказскими чертами лица, который сидел один в целом ряду. Я подсел к нему. Он с удовольствием согласился сыграть. Разговор плавно перешел на тему кино. Я сам являюсь большим киноманом, разбираюсь в кино, ставил полулюбительские фильмы. Общаясь с Маэстро, я вдруг понял, что передо мной человек, гораздо подкованнее меня, который детально разбирается в мировом кинематографе, лично знает звезд французского, русского, американского киноискуства.

Мне стало интересно, кто же это? Мы обменялись визитками. На его карточке было написано "кинодраматург Рустам Ибрагимбеков". Кстати, он был членом Американской киноакадемии, которая голосует в конкурсе на "Оскар"!

Я был в шоке! И не скрывал этого.

В течение всего полета мы не могли наговориться, договорились непременно встретиться в Нью-Йорке. По прилету я показал ему Центр бухарско–еврейской общины Америки, повел в Музей наследия бухарских евреев. Он очень заинтересовался бухарскими евреями. Рассказывал о своих друзьях - ашкеназах, горских и грузинских евреях. Одним словом, мы с ним подружились.

Рустам Ибрагимбеков в бухарско-еврейской общине

Позже, когда я приехал в Баку, он меня тепло встретил. Мы ужинали в его доме с видом на Каспий. Потом неоднократно пересекались. Наша последняя встреча должна была состояться 8 ноября в Баку, куда я приезжал на празднование первой годовщины Дня победы. Со мной должен был приехать мой артековский товарищ Кязим Аббасов - выдающийся азербайджанский художник мирового уровня. Первым, кому я сообщил о своей поездке в Азербайджан, был Рустам муаллим, потому что общение с ним для меня всегда было чем-то особенным и важным! Он надеялся, что мы проведем вечер втроем. 
Но встреча не состоялась, так как Ибрагимбеков отсутствовал в городе, был в Москве.

Сообщили, что он болен… Через несколько дней умер Аббасов. Через полгода, 11 марта 2022 года, не стало Рустама Мамедовича. Горько…

В гостях у Рустама Ибрагимбекова

- Что бы вы хотели сказать в завершении нашей беседы?

- Пусть азербайджанский народ знает, что есть бухарские евреи в Израиле, США, Австралии, Германии, России, Франции, Канаде, Узбекистане и Таджикистане. Нас всех объединяет доброе, братское отношение к культуре, музыке, живописи Азербайджана – стране, в которой они никогда не жили, не были ее гражданами. Уже 30 лет как мы живем в разных независимых государствах ближнего и дальнего зарубежья. Но в сердце каждого бухарского еврея есть место для Азербайджана.

Будучи президентом Международного фестиваля Shashmaqam Forever, я договорился с директором Центра мугама Мурадом Гусейновым, талантливым музыкантом и блестящим организатором, чтобы мы пригласили азербайджанских мугамистов и инструменталистов на этот фестиваль в 2023 году. Общался с детьми, внуками певца Хана Шушинского, которых специально пригласил господин Гусейнов на встречу. К сожалению, мы не пересеклись в Шуше. Но тем не менее есть немало проектов, которые ждут своего часа.

С детьми и внуками Хана Шушинского в Баку, 2019 год 

Встреча с сыном Хана Шушинского Асланом Джаваншировым

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Культура