29 
нояб.
2019
15:23
39
18
1180
Virtual karabakh

Замир Каражанов: "Южный газовый коридор" не ставит под сомнение энергетические возможности России - ЭКСКЛЮЗИВ

Интервью Oxu.Az с политологом Замиром Каражановым.

- 30 ноября в районе Ипсала турецкой провинции Эдирне с участием президентов Азербайджана и Турции Ильхама Алиева и Реджепа Тайипа Эрдогана состоится официальная церемония завершения проекта строительства Трансанатолийского газопровода (TANAP). Что даст TANAP Турции и какую роль сыграет в продвижении азербайджанского газа в Европу?

- Очевидно, что такой проект стоимостью 6 миллиардов долларов не может ограничиваться поставками только турецким потребителям. Сами организаторы TANAP назвали его "энергетический Шелковый путь", вкладывая в эту фразу конкретные цели и ожидания. Прежде всего речь идет о том, что развитие транспортных маршрутов на Кавказе будет дополняться еще сетью газо- и нефтепроводов. Благодаря этому усилятся транзитные возможности Кавказа и Каспия, будут созданы условия для развития региональной экономики. 

TANAP соединит поставщиков и потребителей энергоресурсов, что должно положительно сказаться на росте ВВП стран. А это семь государств и 11 задействованных в проекте крупных энергокомпаний. Естественно, TANAP усилит транзитный потенциал Турции, что даст Анкаре возможность влиять на политическую повестку дня обширного региона. В том числе на энергетический сектор Прикаспийского региона и Юго-Восточной Европы. 

Энергетика остается чувствительной сферой экономики, поэтому к позиции Анкары будут внимательно прислушиваться участники проекта TANAP. Тем более, что Турция ощущает дефицит понимания на внешней арене. В конце концов, TANAP создает условия для устойчивого развития турецкой экономики. Около 6 миллиардов кубометров газа поступят в западные регионы страны, что обеспечит ей стабильные поставки энергоресурсов.

И, конечно же, трубопровод TANAP - это еще и диверсификация поставок природного газа как для Турции, так и для стран Юго-Восточной Европы.

- Играет ли проект "Южного газового коридора" (ЮГК), одним из составных компонентов которого является TANAP, роль конкурента российским газовым маршрутам в Европу?

- Формально, да. Но проект ЮГК не ставит под сомнение энергетические возможности России. Москва остается одним из крупных игроков на европейском энергетическом рынке. Ежегодные поставки голубого топлива "Газпромом" в Евросоюз достигают 200 миллиардов кубометров. На этом фоне мощности TANAP выглядят куда более скромными. На первоначальном этапе по Трансанатолийскому трубопроводу потребителям будет поступать 16 миллиардов кубометров газа. Поэтому TANAP пока не конкурент России. 

Другой вопрос касается альтернативного маршрута поставок каспийского газа на европейский рынок. В этом случае TANAP потенциально может перетянуть одеяло на себя. Если сегодня традиционными покупателями туркменского газа выступают Москва и Пекин, то с подключением Ашхабада к TANAP (а такая возможность обсуждается) ситуация может измениться. У Туркменистана появится выбор, по какой трубе экспортировать энергоносители, а, следовательно, и возможность влиять на цену на газ. К тому же TANAP является не только альтернативным маршрутом - газ в его трубе создает конкуренцию российскому газу, предназначенному для Турции. Как я уже говорил, часть газа - а это порядка 6 миллиардов кубометров - будет выкупать Анкара.

- Возможно ли присоединение Туркменистана к проекту TANAP? И насколько вероятно строительство газопровода по дну Каспийского моря? 

- Такая возможность обсуждается. Но здесь одного желания недостаточно. Надо учитывать и правовые аспекты. Подписанная в 2018 году Конвенция о правовом статусе Каспийского моря оговаривает возможность прокладки трубопровода по дну Каспия. Но этот пункт еще в ходе церемонии подписания вызвал полемику. Иран, к примеру, всячески противится подобным проектам. Схожую позицию занимает и Россия. Обе страны обращают внимание на хрупкую экологию Каспийского моря, что отчасти верно. 

Но проблема заключается в том, что Конвенцию пока ратифицировали только четыре из пяти Прикаспийских стран. Иран не спешит осуществлять эту процедуру, так как в политических кругах страны документ вызывает неоднозначную оценку. Так что Конвенция не вступит в силу до тех пор, пока ее не ратифицирует Иран. Поэтому вопрос о прокладке газопровода по дну моря носит сегодня гипотетический характер. Тем более, что он требует больших финансовых вливаний, то есть, инвестиций. Пока дальше разговоров, которые иногда приобретают острый характер, дела не идут.

- Как Вы рассматриваете возможность трехстороннего формата сотрудничества Баку-Москва-Анкара в плане поставок азербайджанских и российских энергоресурсов через территорию Турции в страны Евросоюза?

- Оно отвечает интересам всех сторон. В том числе и Евросоюза, который уже давал позитивную оценку транзиту энергоресурсов из Каспийского региона в страны ЕС. Тем более, речь идет о Юго-Восточной Европе, которая плохо обеспечена поставками газа в отличие от северо-западных государств ЕС. А в целом любое сотрудничество в энергетическом секторе только приветствуется. Тем более, в Прикаспийском регионе, отрезанном от глобальных рынков. 

Подобное сотрудничество будет способствовать решению нескольких характерных проблем. Во-первых, обеспечит транзит энергоресурсов в страны дальнего зарубежья. Во-вторых, будет способствовать развитию трубопроводной инфраструктуры на Кавказе и в Каспийском море. В-третьих, усилится диверсификация маршрутов поставок энергоресурсов, что повысит конкурентоспособность экономик и экономическую безопасность прикаспийских стран. 

Расим Бабаев

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Экономика