24 
янв.
2020
16:50
22
49
1732
Virtual karabakh

Азербайджану необходимо разработать стратегию экономической устойчивости при массовой миграции - АНАЛИЗ

С 2003-го по 2018 год в экономику Азербайджана было вложено до 250 млрд долларов инвестиций, из которых примерно половина пришлась на внешние финансовые ресурсы. И более 60% всех вложений было направлено на развитие ненефтяного сектора.

Это известные цифры, а потому, как результат, мы сегодня имеем вполне устойчивую экономику с перспективой развития.

А теперь представьте темпы роста Ирана, в экономику которого в течение последних четырех лет было инвестировано 26 млрд 920 млн долларов только от одного государства, с которым сотрудничает.

Информационное агентство Iran.ru передает, что именно такую сумму Китай инвестировал в ИРИ в 2005-20018 гг. В целом же в иранский нефтяной, газовый и нефтехимический секторы Китай согласился инвестировать в ближайшие годы 280 млрд долларов. К такому же соглашению (а возможно, и большему) соседняя страна пришла и с Индией. Плюс КНР также инвестирует дополнительные 120 млрд долларов в модернизацию иранской транспортной инфраструктуры. И, наконец, экономический потенциал Ирана с населением, превышающим 80 млн человек, наглядно демонстрирует тот факт, что в этой стране действуют более 33 тысяч малых и средних предприятий (МСП), общий объем экспорта которых превышает полтора миллиарда долларов. 

Однако, несмотря на это, на днях спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук заявил, что спад в иранской экономике может составить в текущем году 14%. По его словам, Иран также сталкивается с банковским кризисом, плюс бюджетный кризис, что стимулирует рост уровня безработицы и инфляцию, которая уже составляет 40%. И наконец, спецпредставитель заявил, что сегодня более чем каждый четвертый молодой иранец является безработным. 

Сложно сказать, стоит ли верить словам Брайана Хука, учитывая напряженность между США и Ираном, но поводом для размышлений эти цифры служить могут. Хотя бы потому, что от экономического кризиса не застрахована ни одна страна в мире. Более того, кризисы вполне естественны, и за каждым периодом роста обязательно следует спад. А спад, спровоцированный извне экономическими санкциями и частичной изоляцией государства, может быть еще более масштабным. И поскольку ухудшение экономической ситуации, как правило, сопровождается оттоком из страны определенного числа граждан, здесь могут быть затронуты также интересы Азербайджана, часть населения которого связана с Ираном не только этнически, но и близкородственными отношениями.  

Отсюда следующие вопросы: как отразится на Азербайджане возможная миграция из Ирана? Готова ли к этому сегодня наша страна?

Прежде всего, иммиграция оказывает воздействие на рынок труда принимающего государства, причем как положительное, так и отрицательное. И положительным фактом массовую иммиграцию в Азербайджан трудоспособного населения из любой страны можно было считать лишь в том случае, если бы у нас наблюдался дефицит собственных трудовых ресурсов. Но это не так. Реализуемые в последние годы в нашей стране государственные программы по привлечению людей к общественным работам как раз свидетельствуют о том, что недостатка в рабочих руках нет. 

Другое дело, что малый и средний бизнес в Азербайджане может получить достойный стимул к развитию. Но при одном условии. При любых форс-мажорах страну-реципиент, то есть поставляющую мигрантов, прежде всего покидают люди с необходимыми финансовыми ресурсами, определенными знаниями и трудовыми навыками. Эти люди уверены в себе, не боятся оставить постоянное место жительства и готовы к переменам. Но приедут ли они именно в Азербайджан? 

Последние события показывают, что пока наиболее успешные иранцы предпочитают "оседать" в Европе или в США. Возьмем, к примеру, череду скандалов, связанных с отказом спортсменов возвращаться на родину. Не так давно подобным образом поступила бронзовый призер Олимпийских игр в Рио по тхэквондо, этническая азербайджанка Кимия Ализаде. Ранее из Ирана уехал гроссмейстер, действующий вице-чемпион мира в рапиде и первый номер мирового рейтинга среди юниоров Алиреза Фирузджа. В ноябре 2019 года статус убежища иранскому дзюдоисту Саиду Моллеи предоставила Германия. И наконец, сегодня мировые СМИ пишут о 32-летней Шохре Байат - международном арбитре по шахматам, главном арбитре на матче за звание чемпионки мира по шахматам 2020 года. Она тоже предпочла не возвращаться на родину из-за скандала с хиджабом.

Таким образом, первая докризисная волна эмигрантов из Ирана, скорее всего, минует Азербайджан. Однако вторая волна может нас задеть, поскольку после углубления кризиса любую страну начинают покидать люди уже не столь состоятельные или потерявшие бизнес. Вот почему Азербайджану хоть и выгодна миграция, однако строго контролируемая и выборочная. Но последнее, опять же с учетом этнических и родственных связей части нашего населения с Ираном, осуществить будет очень сложно.

Дело в том, что большой приток людей в страну неизбежно отразится на всех сегментах нашей экономики, а особенно затронет такие макроэкономические показатели, как стабильность национальной валюты и инфляция. Большая волна мигрантов обязательно привезет с собой определенные суммы наличности. Скорее всего, доллары, что увеличит объем предложения валюты на рынке и, вроде бы, позитивно скажется на курсе маната, который станет укрепляться. Но не все так просто, поскольку эти же деньги будут расходоваться приезжими на покупку квартир, мебели и решение других вопросов по обустройству.

Миграция всегда подразумевает переток людей в те места, где можно подороже продать свой труд и лучше выбор при покупке недвижимости. Следовательно, первый экономический удар примет на себя Баку и лишь затем другие крупные города страны и районные центры. 

Скорость оборота денег в экономике увеличится. Плюс возможен не только скачок цен на квартиры, но и повышение цен в продовольственном и непродовольственном сегментах рынка. Сумеет ли сравнительно ограниченный азербайджанский рынок удовлетворить запросы всех покупателей? Вряд ли. Вот почему будет стимулирована ощутимая инфляция.  

Самый большой удар может получить рынок труда Азербайджана в результате демпинга, приводящего к уменьшению заработной платы местных работников. Здесь же и увеличение объема теневого рынка. В нашей стране только сейчас разворачивается настоящая борьба с этим отрицательным явлением. Результатом вывода из тени большого количества бизнес-структур и легализации трудовых отношений стало то, что в 2019 году удалось собрать в государственный бюджет сверх прогнозов более миллиарда манатов. Оформить официально большинство мигрантов будет сложно, поскольку многие из них приедут в Азербайджан не в качестве беженцев, а скорее всего по гостевым визам родственников или просто как туристы. Причем, как мы отметили, приедут прежде всего в Баку, где можно рассчитывать на быстрый заработок. Вот почему сами по себе мигранты никогда не станут рассредотачиваться по стране по отраслевому или региональному принципу, заполняя ниши там, где есть хоть какая-то нужда в дополнительной рабочей силе.

В сегменте женской занятости на трудовом рынке ситуация может оказаться еще сложнее. В Азербайджане уже не первый год практикуется привлечение к работам в качестве домработниц мигрантов из азиатских стран. Пока явление не массовое, но уже известное. И если миграция станет массовой, то, естественно, это отразится на соответствующей трудовой нише, которую вместе с женщинами из Азербайджана формируют также сиделки, няни, домработницы и т.д. из Китая, Кореи и даже Филиппин. Женщины, претендующие на меньший заработок и к тому же говорящие по-азербайджански, имеют больше шансов быть принятыми на работу, чем даже местные трудовые кадры.

Но сложнее всего придется государству. Поток приезжих неизбежно увеличит расходы на социальную помощь безработным мигрантам. Но это - если государство само откроет двери перед приезжающими и станет выполнять все обязательства, предусмотренные действующим законодательством, а также международными конвенциями в данной области. Если же беженцы станут прибывать в виде туристов, а затем "растворяться" среди населения, то воздействие на государственную систему управления все равно окажется существенным, но уже в виде дополнительной нагрузки на социальную сферу и инфраструктуру. К примеру, мигранты станут пользоваться общественным транспортом, который в Баку в часы пик и без того перегружен. Хотя понятие социальной инфраструктуры гораздо шире. Это и объекты медицинского обслуживания - поликлиники, больницы и т.д., в которых резко увеличится количество обращений. Это и образовательные учреждения, в том числе дошкольные, где опять же будет наблюдаться рост обращений, и многое другое. 

Понятно, что миграция оказывает и положительное воздействие на экономику: повышает занятость в малом бизнесе и предпринимательстве, обеспечивает занятость, увеличивает конкурентоспособность местных товаров и услуг на зарубежных рынках за счет снижения издержек, позволяет повысить объем налоговых сборов от заработной платы, обязательных платежей (госпошлины, авансовые платежи и т.д.), отчислений в социальные фонды и т.д.

Однако все это происходит, когда государство само управляет процессом въезда, размещения и трудоустройства иностранных граждан. Это и называется управляемой  миграцией. Если же беженцы прибывают внезапно, то самостоятельно справиться с ними не сможет даже сравнительно экономически развитая страна. Турция считается развивающейся страной, но, занимая по объему ВВП 13-е место в мире, даже она не смогла самостоятельно, без помощи Евросоюза решить вопрос сирийских беженцев. Чего уж говорить об Азербайджане, экономический потенциал которого, конечно же, меньше 

Подведем итоги. Учитывая географическое расположение нашей страны, а также геополитические реалии, Азербайджану необходимо разработать стратегию экономической устойчивости при массовой миграции. Меры, указанные в этом документе, позволили бы защитить нашу экономику от тех негативных последствий, которые вызвала бы неуправляемая миграция. Но не факт, что к ним когда-либо придется прибегать. Тем не менее иметь подобный пошаговый план действий совсем неплохо. 

Рауф Насиров

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Экономика