июня
2020
18:00
19
86
1438
Virtual karabakh

Как "закаляется" Азербайджан в коронакризис, когда каждый сам за себя

То, что происходит с мировой экономикой сегодня, эксперты назвали звучным словом коронакризис. Он уже начался, и вопрос не в том, как от него уберечься, а в степени негативного воздействия пандемии на экономику той или иной страны.

Азербайджан, естественно, не исключение. Как и любая другая, наша экономика точно так же подверглась воздействию пандемии. Вопрос лишь в том, в какой степени она нас затронула и что еще следует предпринять правительству, для того чтобы минимизировать последующие риски. И при поиске ответов на него нам может пригодиться международный опыт. 

Что в целом происходит сегодня на мировых финансовых рынках? Деньги больше не текут из развитых стран в развивающиеся с такой же скоростью, как раньше, а если и поступают, то очень выборочно и осторожно. И на то есть свои причины. Небольшие сырьевые страны раньше умудрялись привлекать свободные денежные средства благодаря сравнительно высоким ставкам, под которые размещали, скажем, облигации и другие гарантированные государством ценные бумаги. Для инвесторов это было выгодно, и нередко они покупали такие долговые бумаги, зарабатывая сами и помогая развиваться странам с небольшой экономикой.

Однако сегодня расклад сил на мировой арене изменился. Мировые державы столкнулись с кризисом и выплескивают на свои внутренние рынки стимулирующие предпринимателей деньги, параллельно еще более увеличивая собственные долги. А небольшие сырьевые государства либо все еще стоят на пороге девальвации, либо уже пошли на нее. А девальвация означает снижение долгосрочных кредитных рейтингов стран, ухудшение ситуации в экономике, снижение уровня жизни населения и т.д. Предотвратить все это могут те же деньги, привлеченные извне, но какой инвестор станет вкладываться в государство, терпящее крах в экономике? Получается некий замкнутый круг, когда, опускаясь на дно, слабые экономики не могут получить спасительный кислород в виде стимулирующих инвестиций, а сильные государства заняты решением своих проблем. И все слова типа "развивающимся государствам невыгоден полный крах сырьевых стран, поскольку тогда в мире возрастет голод и увеличится поток беженцев", конечно, имеют право на жизнь, но хороши в мирное время, а не в экстремальный коронавирусный период, когда действуют законы типа "каждый сам за себя". 

Теперь вернемся к Азербайджану. Объявленный в стране карантин серьезно сказался на всех сферах социально-экономической жизни, плюс влияние внешних факторов. С одной стороны, уменьшились доходы государства из-за падения цен на нефть на мировых рынках, с другой - резко сократился товарооборот с другими странами. Не потому, что было перекрыто транспортное сообщение или мы отказались принимать грузы из-за рубежа. Все проще. Карантин, объявленный в других странах, привел к сокращению производства продукции в них. Той самой продукции, которую азербайджанские предприниматели раньше беспрепятственно ввозили.

И если посмотреть на конечный результат всех этих факторов, то в январе-апреле нынешнего года реальные денежные доходы населения нашей страны незначительно (на 0,4%) сократились до 15,417 млрд манатов по сравнению с аналогичным показателем 2019 года. И как мы бы ни минимизировали риски, как бы громко ни заявляли, что, в отличие от реальных, номинальные доходы все же существенно увеличились, но факт остается фактом: пусть совсем незначительно, но коронавирус все же сказался на уровне жизни среднестатистического жителя страны. И доказательством тому служат данные Госкомитета по статистике об уменьшении в январе-апреле 2020 года на 4,1% стоимости реализованной в стране продукции и оказанных услуг.  То есть потребитель приобрел товары и воспользовался платными услугами в среднем на 357,8 маната в месяц, или на 7,6 маната меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. (Кстати, вырисовывается интересная картина: если из показателя реальных денежных доходов людей за первые четыре месяца текущего года отнять стоимость реализованной продукции и оказанных услуг, то получается, что на руках у населения осталось примерно 1,2 млрд манатов). Кроме того, в первом квартале 2020 года сократился объем денежных переводов в Азербайджан. По данным Центробанка, уменьшение составило 12,6%.

Естественно, чтобы минимизировать воздействие коронавируса на жизнь людей и экономику, были приняты определенные меры. Министерство экономики Азербайджана разработала комплекс мер по поддержке местных предпринимателей, а Министерство финансов обеспечило выдачу бизнес-структурам и индивидуальным предпринимателям, пострадавшим от воздействия коронавируса, 533,257 млн манатов (данные на 19 мая). На выплату заработной платы было направлено 69,1 млн манатов, а на финансовую поддержку индивидуальных предпринимателей - 55,6 млн манатов. Еще 35 млн манатов перечислено Фонду развития предпринимательства для предоставления гарантий и субсидирования кредитов.

Кстати, карантинные меры практически не затронули регионы страны, что позволило сохранить там прежние объемы производства продукции. Как результат, сельхозпроизводство в Азербайджане в январе-апреле 2020 года достигло 1,415 млрд манатов, что на 3,8% больше показателя аналогичного периода прошлого года. 

Несколько иначе сложилась ситуация в банковском секторе. Эти финансовые институты реально ощутили на себе заморозку предпринимательской активности в стране. По данным Центробанка Азербайджана, за январь-апрель этого года суммарные активы банковской системы сократились на 4,4% и составили 31,273 млрд манатов. Кредитный портфель уменьшился на 1,1%, а по показателю суммарной капитализации наблюдался спад на 0,5%. При этом главный банк страны отмечает избыток ликвидных средств у местных банков, о чем свидетельствует их активность на аукционах по размещению нот и депозитных аукционах. Плюс банки проявили активность в операциях по купле-продаже наличной инвалюты на общую сумму 2,2 млрд долларов (данные первого квартала нынешнего года), что на 60,8% выше показателя аналогичного периода 2019 года.

Такова в целом ситуация в экономике Азербайджана, который пытается восстановиться после удара, нанесенного коронавирусом.

И теперь мы вновь вернемся к зарубежному опыту борьбы с последствиями коронавируса и зададимся вопросом о том, что еще следует предпринять правительству для того, чтобы минимизировать последующие риски. Как видим, как и в большинстве сырьевых стран, доходы Азербайджана уменьшаются из-за падения спроса на нефть, денежные переводы от работающих за границей наших соотечественников иссякают, поступлений от туристов нет, что в целом сужает поток средств в государственную казну. При этом расходы на поддержку населения и бизнеса выросли, увеличилась дотация медучреждениям. Все, как и везде. С той лишь разницей, что Азербайджан удержался от девальвации маната и не стал наращивать внешний долг. Именно это и помогло нам сохранить долгосрочные рейтинги дефолта эмитента в местной и иностранной валютах на уровне "BB+" на прежнем уровне, который был присвоен нашей стране международным агентством Fitch Ratings. Правда, прогноз по рейтингу изменился со "стабильного" на "отрицательный", но, согласитесь, на фоне обозначенной статистики по снижению ряда макроэкономических данных было бы странно наблюдать обратное. К тому же это лишь прогноз. Нарастив темпы производства, мы всегда сможем изменить прогноз на позитивный.

И знаете, что Fitch Ratings выделило в качестве наиболее сильных сторон нашего нынешнего состояния? Сравнительно малый объем внешнего долга, который по результатам 2019 года равнялся всего 19,1% ВВП. И, судя по всему, увеличивать этот показатель мы не намерены, что, учитывая непомерно раздутые государственные долги даже развитых стран мира, сегодня является единственно верным решением. 

Рауф Насиров

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Экономика