30 
июля
2020
10:28
21
65
2223
Virtual karabakh

Евровалюта на взлете: мы наблюдаем не удешевление маната, а рост стоимости евро - АНАЛИТИКА

Центральный банк Азербайджана определил курс европейской валюты в размере 1,99 маната за один евро, оставив неизменной привязку к американскому доллару в 1,7 маната. В банках второго уровня евро предлагается населению за 2 маната, чего не наблюдалось на нашем валютном рынке последние несколько лет. И, как и следовало ожидать, данный факт стал причиной разговоров о возможности скорой девальвации маната.

Будет ли девальвация или нет, сказать очень сложно, поскольку это во многом зависит от валютной политики Центробанка Азербайджана и, возможно, когда-нибудь, этот государственный орган предпримет такой шаг. Однако сегодня с абсолютной точностью можно утверждать, что повышение курса евро совершенно не зависит от внутренних факторов и связан с изменением паритета европейской и американской валют. Иначе говоря, мы наблюдаем не удешевление маната, а рост стоимости евро.

С другой стороны, когда мы берем на себя смелость данного утверждения, то следует также пояснить, какие другие валюты мы выберем для сравнения с европейской. Азербайджанская хоть и считается конвертируемой и имеет хождение за рубежом, но у центробанков европейских государств манат должного интереса пока не вызывает, чего, однако не скажешь о валюте американской, английской, китайской, японской и т.д. Таким образом, сегодня отмечается удорожание евро именно к другим ведущим валютам мира и манат здесь совершенно не причем. О причинах происходящего в последнее время с европейской валютой нам бы и хотелось поговорить. 

Как известно, на этой неделе лидерам стран Евросоюза все же удалось на саммите в Брюсселе согласовать семилетний план бюджета и размеры фонда по восстановлению экономики стран, пострадавших от пандемии COVID-19. Обсуждения проходили, не побоимся этого слова, в наитяжелейших условиях. Сторонам никак не удавалось достичь консенсуса, что затянуло переговоры до пяти дней. А достигнутая договоренность - это огромный успех Евросоюза. И вопрос вовсе не в деньгах, а в уступках, которые оказываются одними странами Евросоюза другим. 

Чтобы не путать читателя, сообщим вначале чему были посвящены эти переговоры, а затем объясним почему их удачный исход можно отнести к успеху всей европейской интеграции. Общий объем средств на подъем экономики от коронавирусного кризиса составляет в Европе 1,8 триллиона евро. Эта цифра была давно известна (хоть и казалась фантастической) и особого ажиотажа не вызывала, как, собственно, и то, что 1 074 миллиарда из них будут выделены в рамках семилетнего бюджетного плана ЕС на 2021-2027 годы. Однако оставшиеся 750 миллиардов евро - деньги, входящие, в так называемый, "фонд восстановления", и вызвали ожесточенные споры. Эту огромную сумму Евросоюзу придется занимать на мировых финансовых рынках и такого в истории этой международной структуры не было никогда.

То есть, впервые в истории Евросоюз займет деньги и станет погашать долг совместными усилиями всех входящих в нее стран. И именно это и считается успехом ЕС, поскольку сам факт достижения договоренности выдвигает этот союз на совершенно новый наднациональный и надгосударственный уровень. А напряженность переговоров, каким бы парадоксальным не выглядело данное утверждение, придает случившемуся еще большую значимость. 

Коснемся вопросов истории и объясним сказанное. Все мы привыкли воспринимать Евросоюз и европейскую валюту как некую данность, но не все вникают в детали того, как этот союз был сформирован и что из себя представляет. Согласитесь, что если мы говорим о валюте, не представляя точно, каков ее статус, кто именно ее печатает и с какой целью, то не сможем четко представить и будущее этих денег. А разобраться в этих вопросах можно лишь, капнув историю. 

Мы не станем углубляться настолько далеко, чтобы пришлось пояснять причины создания в середине прошлого века в послевоенной Европе Союза угля и стали между Францией и Германией. В 1951 году к ней присоединились Италия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург. Не стоит также вдаваться в подробности того, как с 1958 года начинает действовать Европейское экономическое сообщество, а с целью решения вопросов мирного атома появляется Европейское сообщество по атомной энергии, и эти три международных сообщества объединяются в 1967 году в Европейское сообщество с общими органами управления. А дальше уже шло расширение этого единого сообщества и укрепление в политическом и экономическом плане с подписанием дополнительных договоров, типа Единого Европейского акта в 1987 году, Маастрихтского договора в 1993 году, Амстердамского договора в 1999 году, Ниццского договора 2003 года и т.д. И как результат, сегодня мы имеем Евросоюз в составе 27 европейских государств (с минусом Великобритании в начале этого года). 

Естественно, не все в этом союзе протекает гладко. Когда противоречия между странами достигают своего пика, то общеевропейская валюта падает в цене, когда же им удается договориться, то, наоборот, укрепляется. (Естественно, огромную роль играет и экономическая ситуация в самых сильных государствах союза Германии, Франции и т.д.) Такое было, к примеру, в 2008 году, когда страны Европы решали как противостоять мировому финансовому кризису. Среди лидеров стран Евросоюза шли горячие споры о том, должны ли они, сильные государства, помогать слабым. Договорились и как результат, для повышения конкурентоспособности более слабых регионов ЕС было направлено 47 миллиардов евро.

Согласитесь, что тогда эти суммы выглядели очень большими. Ведь лишь позже европейский Центробанк, как, собственно, и американская ФРС (Федеральная резервная система) запустили печатный станок и наводнили рынки наличностью. А в 2008 году, казалось, что на решение проблем хватит и нескольких десятков миллиардов долларов. 

Евроинтеграция выстояла. Однако стало ясно, что Евросоюзу придется платить за расширение и присоединение к Евросоюзу новых государств-членов из Центральной и Восточной Европы. Возникшие тогда противоречия между сравнительно бедными, а точнее, отстающими странами и доминирующими, никуда не делись и по сей день. И именно поэтому споры по этому поводу с новой силой возобновились именно в этом году, когда экономику Евросоюза серьезно пошатнул COVID-19. Причем повторимся, коронавирус атаковал сразу вслед за тем, как союз уже получил не менее болезненный удар от выхода из его состава Великобритании. Вот почему на саммите в Брюсселе уже открыто назывались страны-иждивенцы, к которым, к примеру, премьер-министр  Нидерландов Марк Рютте отнес все те же восточно-европейские государства - Чехию, Венгрию, Латвию, Литву, Эстонию, Румынию, Словакию, присовокупив к ним и тех, кто так и не сумел оправиться после кризиса 2008-2009 годов - средиземноморские Италию, Испанию, Грецию, Кипр, Португалию.

Как бы там ни было, лидеры Евросоюза договорились и пришли к компромиссу. Да, немного пришлось подкорректировать основные установки внутри 750 долговых миллиардов, но общая сумма осталась неизменной: 390 миллиардов евро - это гранты слабым государствам и их не нужно будет возвращать Брюсселю, а остальные 360 миллиардов - кредиты, которые должны быть погашены до 2058 года. Как результат, сегодня европейская валюта зафиксировала очередной победный рубеж, но совершенно неизвестно сохранится Евросоюз к тому же 2058 году?.. 

Рауф Насиров

 

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Экономика