25 
мая
2022
12:30
5
26
368
Virtual karabakh

Банковский сектор Азербайджана: динамика роста и риски потребкредитования

25 мая, 2022
12:30
368

Банковский сектор Азербайджана: динамика роста и риски потребкредитования

Благоприятная конъюнктура глобального энергетического рынка, а также высокая динамика развития ненефтяного сектора в первой трети 2022 года увеличили потребность в заемном капитале и расширили депозитную базу, что весьма благотворно сказалось на прибыльности отечественного банковского сектора. В целом местные банки преодолели период пандемического спада экономики без банкротств и иных потерь, напротив, согласно опубликованным накануне данным Центробанка Азербайджана (ЦБА), в январе-апреле 2022 года увеличился кредитный портфель, сократилась долларизация вкладов и отмечено снижение объема просроченных займов. В то же время, банковский сектор все еще не избавился от ряда застарелых проблем, связанных с серьезными диспропорциями кредитного портфеля, пишет Caliber.Az.

Вопреки негативным глобальным факторам - пандемии, гиперинфляции, разбалансировке логистических цепочек - для Азербайджана вторая половина прошлого и первая треть текущего года запомнились небывалым подъемом деловой активности. В минувшем году зафиксирован беспрецедентный рост ненефтяного экспорта, совокупные объемы которого достигли 2,7 млрд долларов, увеличившись на 47,2%. Дорогие нефть и газ и рекордный рост внешних поставок промышленной продукции сыграли ключевую роль в улучшении внешнеторговой динамики нашей страны и в 2022 году. Так, в первом квартале текущего года внешнеторговый оборот Азербайджана вырос более чем на 60%, а экспорт увеличился почти вдвое. В свою очередь, за отчетный период ВВП Азербайджана увеличился на 6,8%, в ненефтяной экономике обеспечен 10%-ный подъем, при этом в ненефтяной промышленности темпы роста превысили 18%. Эти позитивные процессы были поддержаны масштабными строительными и инфраструктурными работами в Карабахском регионе, что сыграло роль драйвера, обеспечившего государственные заказы заводам по производству стройматериалов и другим ненефтяным предприятиям, вовлекая в подрядные работы многочисленные строительные компании, сервисные, проектные, консалтинговые, транспортные фирмы.  

Очевидно, что расширение внешней торговли и, в частности, экспорта промышленной и аграрной продукции, ощутимо увеличило потребность посреднических и торговых фирм в оборотном капитале, а рост темпов развития ненефтяного сектора добавил спрос на займы для модернизации заводов и фабрик, покупку стройтехники, оборудования и т.д. Тем самым, благоприятная внешняя торговая конъюнктура, внутренний спрос на промышленную и аграрную продукцию и позитив в строительно-ипотечном секторе, а также рост потребительского кредитования сыграли роль драйвера, потянув за собой динамику банковского сектора. 

В отличие от энергетического кризиса 2014-2017 годов, обернувшегося девальвацией маната и банкротством полутора десятков кредитных структур, ни один из действующих сегодня на рынке 26 азербайджанских банков не столкнулся с критическими проблемами в период пандемического и энергетического кризиса 2020 года. Свою роль здесь сыграла последовательная политика ЦБА по дедолларизации вкладов банковского сектора. За счет более выгодной процентной ставки увеличивалась доля манатных депозитов, напротив, последовательно сокращались вложения в иностранной валюте в силу их предельно низкой доходности. Эти процессы наблюдались в прошлом году, когда вложения населения в долларах и иной инвалюте, сократившись на семь с лишним процентов, составили 41% от общего объема депозитной базы. Данный тренд продолжился и в январе-апреле текущего года - валютные депозиты снизились до 39,6% от всех вложений. Напротив, объем вкладов населения в национальной валюте за отчетный период вырос на 16,4% - до более чем 6,347 млрд манатов, или 60,4% всех вкладов. Ну а в целом, совокупные банковские вклады населения, включая средства физлиц, занимающихся индивидуальной предпринимательской деятельностью, в январе-апреле выросли на 13,8%, превысив 10,515 млрд манатов. Все это наглядное свидетельство монетарной устойчивости маната и стабильности на денежно-кредитном рынке страны, что также увеличивает доверие населения к банковской системе в целом.

С другой стороны, укрепления позиций банков и заметного снижения кредитных рисков удалось добиться благодаря комплексным мерам регулятора, нацеленным на оздоровление банковского сектора, совершенствование пруденциального регулирования, в том числе требований по управлению кредитными рисками в соответствии с современными международными стандартами.

В свою очередь, необходимо упомянуть и оперативные шаги Минэкономики по предоставлению фискальных преференций, резкому снижению кредитной нагрузки на предпринимателей и поддержке трудовых ресурсов в наиболее пострадавших отраслях экономики - туризме, торговле, общепите, авиаперевозках, строительстве, рынке недвижимости и т.д. В общей сложности в период пандемии на эти цели было потрачено около четырех миллиардов манатов бюджетных средств, и эти меры, в общем и целом, позволили продержаться на плаву как бизнесу, так и наемным работникам, исключив масштабные разорения и безработицу.

Немаловажно, что эта своевременная государственная помощь позволила сохранить платежеспособность клиентов банков на приемлемом уровне. В итоге в минувшем году удельный вес просроченных банковских кредитов снизился до 4,2% от общего кредитного портфеля. Этот позитивный тренд прослеживался и в январе-апреле 2002 года: объем просроченных кредитов составил 674,8 млн манатов, или всего 3,7% от совокупного объема кредитного портфеля, что весьма показательно. Для сравнения, в кризисном 2020 году доля проблемных кредитов в портфеле местных банков достигала 7,28%.

В свою очередь, наблюдаемое со второй половины прошлого года увеличение экспортных доходов, поддержанное ростом ненефтяного сектора, сыграло важную роль в оживлении спроса на кредитные ресурсы и улучшении других банковских показателей. В частности, в январе-апреле 2022 года суммарные активы банковской системы страны превысили 40,149 млрд манатов, увеличившись на 22,4% относительно показателей первой трети прошлого года, а суммарная чистая прибыль банков за отчетный период составила 248,1 млн манатов (рост на 27,4%). Это весьма неплохая динамика, особенно при сравнении с кризисным 2020 годом, когда активы банков не только не росли, но и сократились на 2%.

Ну а самое главное - в январе-апреле текущего года в Азербайджане зафиксирован 7%-ный рост (год к году) кредитного портфеля банков и небанковских кредитных организаций (НБКО), достигшего к началу мая 18,320 млрд манатов. Это достаточно позитивный тренд, особенно на фоне избыточного уровня ликвидности в банковском секторе, ощутимо превышающего норму.  

Но, с другой стороны, несмотря на высокую потребность промышленности, аграрного сектора и других отраслей в доступном кредитовании, банковский сектор республики по-прежнему не высказывает готовности обеспечить капитализацию реального сектора экономики. О том, что имеющийся у банков ссудный потенциал не реализуется в полной мере, свидетельствуют приведенные ЦБА данные по структуре кредитного портфеля. Так, за четыре месяца текущего года на долю промышленности и производственного сектора пришлось всего 5,6% выданных ссуд, на сферу строительства и недвижимости - 5,8%, сельского хозяйства и рыболовства - 3,2% и т.д. Напротив, основной объем кредитных ресурсов был направлен на потребительское кредитование (свыше 9,460 млрд манатов) с ростом почти на 10%, причем удельный вес финансирования домохозяйств в общем портфеле превысил 51%. Ощутимо возросли ссуды на торговлю и сферу услуг - более 3,137 млрд манатов, или 17,1% доли в портфеле.       

Банки по-прежнему сохраняют высокие ставки по займам, что обусловлено значительными рисками финансирования развития реального сектора экономики. В свою очередь, предоставляемые в среднем не более чем на 3-4 года ссуды, пригодные для потребительского и торгового кредитования, не востребованы для финансирования промышленности, где сроки реализации проектов и выхода на прибыль, занимают много больше времени. Еще хуже обстоят дела с кредитованием сельского хозяйства: высокие риски в растениеводстве, отсутствие ликвидного залога и слабый охват аграрным страхованием мелких фермерских хозяйств не позволяют расширить участие банков в финансировании АПК. Впрочем, и сами банки ограничены в доступе к льготному долгосрочному финансированию - в Азербайджане не развит рынок пенсионных, или паевых инвестиционных фондов, а узость страхового рынка затрудняет процесс рефинансирования кредитных организаций.

Однако еще худшие риски несет увлеченность азербайджанских банков кредитованием домохозяйств: в свое время высокая доля потребкредитования в кредитном портфеле уже сыграла злую шутку с финансовым сектором, обернувшись кризисом неплатежей и банкротств после двух девальваций 2015 года. И, с учетом статистики на начало 2022 года, регулятору необходимо обратить пристальное внимание на эту негативную динамику.      

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Экономика