марта
2019
16:52
180
51
3497
Virtual karabakh

Политолог: Пашиняну показывают его место на мировой арене

Премьер-министр Армении в эти дни побывал с официальным визитом в Брюсселе, где встретился с рядом высокопоставленных официальных лиц ЕС. Выступая перед европарламентариями, Н.Пашинян сделал громкие заявления о карабахском конфликте.

О том, как стоит расценивать заявления премьер-министра Армении, позицию ЕС по Карабаху, а также ужесточение риторики азербайджанской стороны, рассказал в интервью Oxu.Аz, российский политолог Олег Кузнецов.

- Как вы оцениваете визит Пашиняна в ЕС, где он сделал ряд жестких заявлений?

- Надо понимать, что премьер-министр Армении Никол Пашинян после захвата власти в стране в мае прошлого года и легитимизации своего статуса в результате парламентских выборов в прошлом декабре только-только начал формулировать свою внешнюю политику, а если быть более точным, то свою внешнеполитическую повестку.

До этого времени все его действия на международной арене носили исключительно тактический, а не стратегический характер, и были подчинены одной единственной цели - удержанию в своих руках власти в стране. Иными словами, ранее все внешнеполитические действия Пашиняна определялись и обуславливались сугубо внутриполитическими потребностями, но теперь пришло время формировать свою собственную внешнюю политику, что он сейчас и пытается делать.

Обычно в таких условиях каждый мелкий в международном плане политик, всякий глава страны с населением в два-три миллиона человек, а Армения - именно такая страна, задирает планку своего собственного и национального самомнения до небес в надежде на то, что вдруг случится чудо: к нему и к его стране начнут относиться, как минимум, как к Германии или Франции, на самый худой конец - как к Бразилии или Мексике.

- Европейская сторона выступила против изменения формата переговоров по Карабаху. Можно ли считать, что данный визит был провальным для Пашиняна в вопросе поддержки урегулирования карабахского конфликта?

- Констатация факта, заключенная в вашем вопросе, продолжает высказанную мной ранее мысль. Международные чиновники уже начали учить Пашиняна, какие линии ему категорически нельзя пересекать, как бы исподволь указывая ему на существующий для него коридор возможностей в международной политике, из которого ему никто не позволит выйти.

По сути, Пашиняну сегодня на практике показывают его место на мировой арене и учат, какие ходы он может делать, а какие - нет. Иногда такой опыт бывает чрезвычайно болезненным для самолюбия национального альфа-самца, но через него все проходят на тернистом пути превращения из политикана в политика, и Пашинян - не исключение. Поэтому лично для него и для Армении в целом вояж в Европу был скорее позитивным, чем негативным, так как ему «на пальцах» и без всяких штрафов объяснили правила игры и ответственность за их нарушение.

Пашинян в этом случае ничего не потерял, но приобрел опыт, а поэтому остался при своих раскладах. Он получил право на новый и правильный (с точки зрения европейских дипломатов и бюрократов) ход, не стал персоной нон грата и в целом чуть-чуть подрос как политик. Так в чем провал? Лично я его не вижу. Да, амбиции заставили поуменьшить, аппетиты - поубавить, но взашей не вытолкали же. Так что нет никакого провала, есть экстремальная форма учебы правилам дипломатии. Но от этого не умирают, верно?

- Со своей стороны Президент Азербайджана тоже сделал ряд жестких заявлений. Переговоры проваливаются?

- Я так не думаю. Президент Азербайджана сделал ровно то, что должен был сделать любой политик его ранга и опыта: он показал, пусть и в резкой форме, своему пока еще не очень опытному и искушенному в международных делах армянскому коллеге так называемую «красную линию», за которую тому заступать нельзя.

По сути, он сделал то же самое, что и его европейские коллеги, но, возможно, в чуть более резком тоне. Теперь Пашинян точно знает, что ему позволено, а что не позволено, теперь ему решать, как в указанных рамках поступать, чтобы представлять свою страну на международной арене, в том числе и на переговорах по карабахскому урегулированию. Так что в моем понимании это никак не конец переговоров, а первый и верный признак их позитивного и конструктивного начала.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика