31 
июля
2019
23:27
77
39
1059
Virtual karabakh

Реформы способствуют более эффективному рассмотрению дел в судах - ИНТЕРВЬЮ

Реализуемые в Азербайджане реформы судебно-правовой системы широко обсуждаются представителями судебного корпуса страны, прокурорами, юристами, правозащитниками. Повышенный интерес они вызывают и у рядовых граждан, вынужденных сегодня в силу различных обстоятельств судиться со своими оппонентами, будь то государственные структуры или же частные лица. В этом смысле указ Президента Азербайджана Ильхама Алиева от 3 апреля 2019 года «Об углублении реформ в судебно-правовой системе», предусматривающий, в том числе, разделение административно-экономических судов и, как следствие, создание коммерческих судов, а также закон «О медиации», регулирующий альтернативные процедуры урегулирования споров с участием модератора (посредника), находятся в центре внимания и многих авторитетных международных организаций.

О том, какие новшества несут рядовым гражданам положения президентского указа «Об углублении реформ в судебно-правовой системы», в интервью Oxu.Az рассказывает директор Правозащитного центра Азербайджана Эльдар Зейналов.

- Для начала необходимо отметить, что идея объединения административных и экономических судов в единое целое изначально была сомнительной с технической точки зрения. Получилось, что в один котел, образно говоря, поместили две головы. Это создало серьезные проблемы для судей, занимающихся рассмотрением таких дел. Ведь судья, который хорошо знает административное право, не обязательно столь же профессионален в области экономических, читай - коммерческих, споров. Это совершенно разные области права. И более узкая специализация будет способствовать более квалифицированному рассмотрению дел.

Административные суды занимаются рассмотрением административных дел. Речь здесь идет о публичном праве, когда власти выдвигают обвинения против нарушителей Кодекса об административных проступках. То есть государство судится с гражданином.

А экономические тяжбы происходят в основном между гражданами. То есть это частное право. А частные споры могут решаться и не доходя до судебного разбирательства. Поэтому принятое в рамках реформы судебной системы решение о разделении административно-экономического суда на административный и коммерческий вполне обоснованно.

Правда, есть один не вполне ясный момент, связанный с тем, что экономические споры - не всегда коммерческие. Часть из них касается нарушения экономических прав граждан или бизнес-структур государством. Тогда даже формально частный спор может поднимать вопросы публичного права.

В классическом случае коммерческий суд имеет дело со спорами частных лиц. Государство является там не одной из сторон, а арбитром. В принципе, предыдущая практика работы экономических судов тоже предусматривала возможность договариваться друг с другом. Стороны могли прийти к какому-то общему решению и в любой момент прекратить судебный процесс в связи с примирением, но самостоятельно. Механизма такой договоренности административно-экономический суд не предоставлял, инициативы по примирению сторон не проявлял. Обе стороны пытались поэтому привлечь на свою сторону судью, что создавало коррупционную составляющую. Неслучайно на эти решения практически всегда подавались жалобы в вышестоящие судебные инстанции.

Согласно изменениям, внесенным в законодательство весной этого года, не только в экономических, но и в гражданских, трудовых, семейных, административно-правовых спорах возможно примирение сторон с участием медиатора (посредника). Оно может быть достигнуто как вне судебного разбирательства, через посредническую организацию, так и после поступления дела в суд.

У спорщиков будет возможность выбора из нескольких медиаторов (посредников), потому что медиатором, по идее, должен быть человек, которому доверяют обе стороны. Без этого урегулирование будет неэффективным и вообще может сорваться, если кто-то будет считать, что посредник занимает чью-либо сторону. Никакого договора в этом случае и не получится.

- Вы упомянули о медиации. А если, допустим, человека не устроил результат медиации. Он вправе подать в этом случае судебный иск?

- Естественно, может подать. В случае, если досудебное урегулирование оказалось невозможным, то можно обратиться в суд. Но с 1 июля 2020 года в суды по упомянутым делам можно будет обращаться лишь после предварительного посреднического заседания.

Более того, обращение к медиации будет возможно и в ходе судебного процесса - по запросу сторон или предложению судьи. Если предложение принимается сторонами, то суд прерывается, и стороны совещаются с участием медиатора, причем срок исковой давности на это время прерывается. При достижении согласия сторон составляется протокол, на основании которого судья прекращает дело.

Отмечу, что в этом случае исполнение достигнутого мирового соглашения уже не будет контролироваться Службой исполнения. С другой стороны, срыв соглашения и другие нарушения закона «О медиации» наказуемы по закону. И в этом большое отличие от самостоятельно достигнутого согласия сторон.

Споры, которыми будут заниматься организации медиаторов, составляют огромную часть нынешней нагрузки судов, и достижение их досудебного урегулирования обещает сильно разгрузить суды. А, значит, повысится качество выносимых судами решений.

- Реформы судебно-правовой системы предусматривают использование электронного суда»…

- Как я уже отмечал, все эти реформы, в том числе и использование е-суда, направлены на минимализацию человеческого фактора, то есть на борьбу с факторами, облегчающими коррупцию. Ведь доверие к третьей власти на сегодня серьезно подрывают именно случаи коррупции в судах. Это признается не только правозащитниками, но и властями, и созданный в 2005 году Судебно-правовой совет каждый год наказывает виновных.

В чем заключается большинство претензий людей к судам помимо того, что вынесено справедливое решение или нет? Часто суды допускают волокиту. У человека срочная проблема, форс-мажор, а ответственные за принятие решения лица затягивают дело, создавая цейтнот. Таким образом создаются условия для коррупции, для желания решить дело побыстрее за мзду.

А в электронном суде этот вопрос будет решаться на уровне скорости работы компьютера. Замминистра юстиции Азер Джафаров недавно привел цифру: «один из крупных пользователей судебными услугами» (полагаю, что это был банк) за минуту подал в районный суд города Баку 300 электронных исков о неуплате задолженности и в течение 15 минут получил по всем им судебные решения. Без использования же электронного суда представитель банка ходил бы в суд, к судебным исполнителям, упрашивал, чтобы побыстрее вынесли решение.

- Какие еще плюсы  обеспечит е-суд?

- Сейчас реализуется концепция электронного судебного портала. Это сайт, на котором собрана самая разнообразная информация. На этот сайт участники процесса могут зайти после авторизации с использованием электронной подписи, которая становится все более популярной: за первые шесть месяцев текущего года граждане получили их более 20 тысяч. С помощью подписи человек может создать свой «личный кабинет» на портале, куда стекается информация обо всех судебных процессах во всех судебных инстанциях, участником которых является хозяин кабинета, оповещение о заседаниях, о ходе выполнения судебных решений, о том, где и когда будет заседание, какой судья рассматривает дело, какой у него опыт работы, заслуживает ли он отвода и так далее. Человек может отправить в суд исковое заявление, заверенное своей электронной подписью, получить копию решения, заверенную подписью судьи.

А для судей и адвокатов этот портал предоставляет еще больше возможностей. Например, в судах европейских стран используется прецедентное право, то есть в качестве образца для решений по однотипным делам используются прецеденты. Однажды принятое решение используется в дальнейшем другими судьями, что ускоряет процесс судопроизводства и облегчает работу при подаче исков и рассмотрении дел. В Азербайджане прецеденты применяются с 2006 года, но это в основном решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и Конституционного суда (КС), которые существуют в электронном виде и будут доступны на портале.

Но на портале е-суда в Азербайджане в настоящее время находится уже около миллиона оцифрованных решений отечественных судов. Для поиска наиболее подходящего прецедента достаточно задать соответствующие критерии: вид преступления, личные характеристики участников процесса, их возраст и так далее. По этим критериям можно найти подходящие прецеденты, ознакомиться с ними и использовать при вынесении нового решения.

При выработке решения по делу судье полезно знакомиться с ранее вынесенными решениями. Он, конечно, не будет ссылаться на это решение прямо, как в случае с прецедентом КС или ЕСПЧ, но это облегчит и выработку решения, и формирование единообразия в национальной судебной практике. А то порой случается, что при одних и тех же обстоятельствах разные судьи (или даже один судья в разных делах) выносят прямо противоположные решения.

Через кабинет возможны также электронные платежи с помощью «Системы оплаты судебных пошлин» с банковской карты, причем в любое время, например, в дни и часы, когда банк не работает. Вообще, создание электронного кабинета снимает зависимость человека от работы почты и банка.

Уменьшаются и объемы бумажной документации. Известно, что в суды и другие госструктуры предоставляются оригиналы документов и их заверенные копии. Внедряемая же сегодня технология будущего - блокчейн - предусматривает включение в электронную базу оцифрованных данных об уже совершенных сделках и принятых решениях. Обычно с какого-то важного документа снимается множество копий, предоставляется в разные структуры, при это документ могут подделать, он может потеряться по пути и т.д. А когда он в базе данных, авторитетно заверен, теоретически этого не произойдет, да и меньше придется возиться с копированием, заверением, отсылкой.

В итоге отпадает необходимость повторного предоставления необходимой документации: свидетельства о рождении, копии удостоверения личности, справки о прописке и т.д. Они уже имеются в базе данных. Аналогичный подход собираются использовать в электронном делопроизводстве и в судах. Это может принципиально упростить процесс. Кстати, этот подход давно уже используется в системе ASAN.

Возвращаясь к истории с проблемными кредитами в банках, отмечу, что приказным производством по таким искам сейчас заняты более 270 судей и свыше 320 судебных работников. Если перевести делопроизводство на электронную основу, то хватит всего четырех судей и 30 судебных работников. При этом освободится некоторое количество судей, что уменьшит нагрузку судей.

Существенная реформа касается военных коллегий. Военные суды, как и уголовные, и гражданские, имеют такую же трехступенчатую структуру. Там есть апелляционный военный суд, военная коллегия Верховного суда и т.д. Это не очень себя оправдывает, потому что дел против военных очень мало, и это устойчивая тенденция. В таком случае держать целую военную коллегию в апелляционном или Верховном суде - это лишняя трата государственных ресурсов.

Поэтому планируется объединить военные коллегии апелляционных и Верховного судов с уголовными. Скорей всего, внутри уголовных коллегий сохранится специализация, потому что военные преступления имеют свою специфику и требуют от судей особой компетенции.

Вообще говоря, помимо сокращения числа дел и технического аппарата судов, требуется увеличивать в целом число судей. Хотя оно и увеличилось за последние годы вдвое, но даже сейчас у нас на каждые 100 тысяч человек приходится всего шесть судей (в Европе - в среднем 20). Так что недавний указ Президента об увеличении числа судей еще на 200 человек вряд ли будет последним шагом в этом направлении.

- А как будет действовать система «Электронное исполнение»?

- С ходом исполнения судебных решений также можно будет ознакомиться посредством электронного портала. В основном это, конечно, десятки тысяч дел, по которым проводится электронная регистрация исполнительных документов, стекаются документы из различных государственных структур. Очевидной пользой, помимо безбумажного делопроизводства и исключения «потери» нужных документов, представляется сокращение времени обмена информацией.

Но есть и другой аспект «электронного исполнения», связанный с ограничением свободы. В свое время правозащитников шокировало, когда из Уголовного кодекса убрали пункт «ограничение свободы», позволяющий осужденному человеку находиться под постоянным контролем, и в то же самое время пользоваться свободой передвижения.

Можно сказать, что этот институт разбился о человеческий фактор. Осужденные лица должны были регулярно отмечаться у чиновников. Многие считали, что куда проще материально заинтересовать этого чиновника и вообще освободиться из-под контроля. И в результате система сильно коррумпировалась, о чем, кстати, неформально говорили в кулуарах. В результате, вместо того, чтобы бороться с коррупционерами, решили выплеснуть с водой ребенка и вообще отказаться от этой меры наказания. А ведь она охватывала некоторые статьи УК, по которым могли либо приговорить к реальному сроку заключения, либо же ограничить свободу. Безальтернативность сразу ужесточила наказания по ряду статей УК. Количество заключенных увеличилось, увеличив перегрузку тюрем.

А сейчас на ногу наденут браслет, и компьютер уже будет автоматически отслеживать маршруты передвижения таких граждан. Не спрячешься от контроля и не «подмажешь» чиновника. Это наглядная составляющая того, что дает нам «электронное исполнение», которым сейчас пользуются порядка 1400 осужденных.

Расим Бабаев

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика