27 
дек.
2019
17:25
83
27
1751
Virtual karabakh

Замир Каражанов: Выход Турции из НАТО станет сильным ударом для альянса - ЭКСКЛЮЗИВ

Интервью Oxu.Az с политологом Замиром Каражановым.

- В каком ключе будут развиваться дальнейшие отношения между Анкарой и Вашингтоном? Возможны ли какие-либо взаимные уступки с той или иной стороны?

- Напряженная ситуация в американо-турецких отношениях развивается давно, еще до прихода к власти в США Дональда Трампа. Такое положение не зависит от того, кто находится во главе страны - республиканцы или демократы, - и носит долгосрочный характер. В Вашингтоне часто критикуют Турцию за отклонение от демократических норм и рейды против курдских сепаратистов на юго-востоке страны. В свою очередь, Анкара тоже имеет претензии к США, где скрывается Фетхуллах Гюлен. Такие разногласия оказывают "токсичное" влияние на разные сферы двусторонних отношений. В данном случае - на военно-техническое сотрудничество Анкары и Вашингтона.

Политики западного мира опасаются, что Турция свернет с западно-центристского курса, что является признаком пошатнувшегося доверия к Анкаре. Если говорить о среднесрочной перспективе, то многое зависит от исхода предстоящих в 2020 году в США президентских выборов. Их итоги могут повлиять на взаимоотношения Анкары и Вашингтона, которые носят сложный характер, но говорить при этом о кризисе еще рано. Американо-турецкие отношения нуждаются в "перезагрузке", то есть требуется убрать противоречия и наполнить связи новым содержанием.

- Какова дальнейшая судьба Турции в НАТО? Сможет ли Анкара оставаться активным членом Североатлантического альянса и одновременно продолжать налаживать тесное военное сотрудничество с Россией? Насколько вероятен вариант выхода Турции из НАТО?

- Турция развивает военное сотрудничество не только с Россией. На днях президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подписал закон "О ратификации Соглашения между Правительством Республики Казахстан и Правительством Турецкой Республики о военном сотрудничестве". Турция сама по себе является региональной военной державой, способной влиять на вопросы безопасности на Кавказе, Ближнем Востоке и даже в Северной Африке, что она и пытается делать в настоящий момент.

Анкара продолжит налаживать военно-техническое сотрудничество с разными странами вне блока НАТО, поскольку это представляет для нее серьезный интерес, позволяет укрепить собственную безопасность, свои лидерские позиции в регионе, в том числе на Кавказе и в Центральной Азии.

Что касается Турции и России, то это сотрудничество без обязательств. Это не военный союз, а только координация политики в области безопасности. При этом у стран разные позиции по Сирии, Ливии и другим "горячим точкам" Ближнего Востока, что является сдерживающим фактором во взаимоотношениях Москвы и Анкары. Поэтому рано питать радужные надежды относительно их сотрудничества в военной сфере.

Турция комфортно восседает на одной длинной скамейке НАТО вместе с 28 странами-членами организации, которые связаны между собой соглашением о коллективной безопасности. Что касается перспектив Турции покинуть военный блок, то они туманные. Такой шаг станет сильным ударом по НАТО, чего не допустят в штаб-квартире организации. Начнутся активные дипломатические переговоры. С другой стороны, Турция сама не видит для себя преимуществ в том, чтобы покинуть НАТО.

- Какую роль будет играть в дальнейшем Турция в регионе? Столкнется ли эта страна с какими-то сложностями?

- Сегодня Турция стремится играть самостоятельную роль в регионе и роль лидера тюркского мира. Будучи членом НАТО, Анкара получила статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества и вообще придерживается независимой линии поведения. Но на этом пути есть подводные камни. По оценке западных военных обозревателей, неудавшийся военный переворот 2016 года привел к "чистке" рядов армии, что не лучшим образом сказалось на ее боеспособности.

Вызывает беспокойство ситуация в экономике Турции. По оценке Международного валютного фонда, страна медленно восстанавливается после валютного кризиса и остается уязвимой перед внешними и внутренними угрозами. Поэтому пока не приходится говорить об устойчивом росте. В 2018 году отток капитала из Турции достиг 3,6 млрд долларов. Цифра незначительная по меркам экономики страны, но настораживают темпы роста: в 2017 году этот показатель составлял 2,7 млрд долларов. Тревожная тенденция, которая говорит о потере доверия со стороны инвесторов властям страны.

Естественно, что неурядицы в экономике, опасения бизнес-кругов не могли не сказаться на положении среднего класса Турции. В этом году по итогам муниципальных выборов укрепилась оппозиция. Общество уже не оказывает широкой поддержки сторонникам правящей партии, как это было раньше. Положение дел в оборонной сфере, экономике и политике не усиливает позиции Турции, а сдерживает ее лидерство.

- Как будет развиваться дальнейшее сотрудничество Турции с Азербайджаном? Возможно ли участие Анкары в карабахском урегулировании, и если да, то в каком качестве?

- Вряд ли Турция способна сыграть роль посредника в разрешении конфликта, поскольку ее нейтральный статус будет изначально поставлен под сомнение другими участниками переговорного процесса. Однако Анкара может сыграть роль гаранта одной из сторон. Понятно, что в последнем случае речь идет об Азербайджане. Также турецкие власти могли бы предоставить свою площадку для переговоров. Пожалуй, участие Анкары в процессе урегулирования армяно-азербайджанского конфликта этим и ограничится.

Что касается отношений Азербайджана и Турции, то они отличаются последовательностью и позитивной динамикой. Мы не видим каких-либо противоречий в двустороннем сотрудничестве, что позволяет говорить об имеющемся потенциале для его дальнейшего роста.

- Насколько вероятно, что президент Эрдоган последует своим предупреждениям и откроет дорогу сирийским беженцам в европейские страны? Чем это чревато?

- Это чревато острым миграционным кризисом в Евросоюзе, что прекрасно понимают как в Анкаре, так и в Брюсселе. Поэтому такая мера будет носить несколько провокационный характер со стороны турецких властей. Она может нанести ущерб внешней политике страны. Не думаю, что руководство Турции пойдет на такой шаг.

С другой стороны, в ведущих странах ЕС, и прежде всего в Германии, не допустят повторения миграционного кризиса. Поэтому ответным шагом со стороны Евросоюза на угрозы Эрдогана станут переговоры, на которых будут улажены разногласия и преодолено недопонимание. Заявление турецкого президента, скорее всего, это не действие, а попытка достучаться до европейских партнеров и уладить с ними существующие разногласия.

Расим Бабаев

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика