февр.
2020
09:55
45
10
689
Virtual karabakh

Замир Каражанов: Формат Восточного партнерства сегодня успешно забывается - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Oxu.Az с политологом Замиром Каражановым.

- Великобритания покинула Евросоюз, в который долгие годы безуспешно пыталась вступить Турция. Чем были вызваны эти два процесса: Brexit и нежелание европейских государств видеть в составе ЕС Анкару? 

- Они вызваны разными причинами. Выход Великобритании из ЕС стал следствием резкого ухудшения ситуации в экономике после глобального кризиса 2008 года, который породил долговой кризис и снижение темпов роста ВВП в странах Евросоюза. Обострились старые противоречия в социальной сфере, что привело к кризису среднего класса. Это, в свою очередь, усилило позиции популистов, националистов и сторонников изоляционизма в политической сфере. Они стали побеждать на муниципальных и парламентских выборах, референдумах. 

Турция потеряла интерес к ЕС после долгих попыток оказаться в его составе. При чем произошло это после того, как в стране пришли к власти консерваторы, которые не разделяют европейские ценности. При них Турция хочет стать независимым, самодостаточным и сильным региональным игроком. Если принять во внимание "молниеносное" вступление в ЕС стран Восточной Европы в 1990-х годах, то понятна причина, по которой Анкару долго и несправедливо держали на пороге ЕС, - это опасение получить конкурента в лице Турции. Другая причина носит культурный характер.

- Какое будущее у ЕС? Будет ли это сообщество расширяться или число его членов продолжит сокращаться?

- Списывать Евросоюз со счетов рано. У него есть возможности и ресурсы пережить текущий кризис. Другое дело, что и внутренних противоречий достаточно. Это хорошо заметно по долговому, миграционному кризисам. Поэтому будущее ЕС зависит от стран региона, от готовности политического истеблишмента инициировать реформы, а не купировать проблемы. 

Если ничего не будет предприниматься, то возможен негативный сценарий, когда в ЕС усилятся центробежные тенденции. При чем это негативный сценарий не только для Евросоюза, но и его партнеров, в том числе на постсоветском пространстве. В случае, если в ЕС проведут реформы, то, напротив, Европейский Союз станет улучшенной версией самого себя. 

Не исключено, что он станет проводить более независимую от США политику. Но это зависит от политических процессов за океаном. При Трампе отношения США с европейскими партнерами ухудшились. Если на американских выборах в текущем году сменится президент, то, возможно, Вашингтон и Брюссель "перезагрузят" отношения. Если нет, то у Евросоюза есть возможность дистанцироваться от Штатов и начать создавать собственные институты. Например, европейскую альтернативу НАТО, о чем в политических кругах Европы говорят давно.

- Президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что Баку продолжит сотрудничество с Евросоюзом, однако не планирует становиться его членом. Как вы воспринимаете эту позицию? 

- Сотрудничество с ЕС является чувствительным не только для Азербайджана, но и для Казахстана. Евросоюз - это крупный торговый, экономический партнер. Кроме того, это доступ к современным технологиям, от чего зависит развитие разных сфер. Например, энергетики или нефтедобывающей отрасли. Это также и дополнительные инвестиции. Поэтому не стоит пренебрегать сотрудничеством с ЕС, что, собственно, и делает Баку. 

Что касается позиции ЕС и Азербайджана по отношению друг к другу, то она вполне удовлетворяет как Брюссель, так и Баку. Евросоюз неохотно принимает новых членов. Во-первых, новый партнер - это новые проблемы. Во-вторых, расширение ЕС требует дополнительных финансовых вливаний, которые направлены на реформы. Например, на укрепление пограничного контроля, снижение выбросов загрязняющих веществ и т.д., так как новый партнер должен соответствовать европейским стандартам.

Кроме того, ЕС обращает внимание и на ценности, которые доминируют в стране-претенденте. Они тоже должны соответствовать европейским критериям. Поэтому больше шансов оказаться в Евросоюзе не у Турции, а у европейских стран. Убежден, что позиция Азербайджана не расстроила его партнеров в Европе.

- Каковы дальнейшие перспективы программы Восточного партнерства?

- Что касается Восточного партнерства, то сегодня этот формат успешно забывается. Об этом говорит недавний визит в наш регион госсекретаря США Майка Помпео. Из стран ГУАМ он посетил только Украину, остальные остались без должного внимания. Если учитывать, что за Восточным партнерством стоят не только европейцы, но и США, то можно предположить, что перспективы у геополитического проекта туманные. 

Страны, охваченные Восточным партнерством, между собой плохо интегрированы. Связи между ними слабые. Это значит, что без внешней поддержки, со стороны тех же США, проект канет в небытие. Сам по себе он не может жить и развиваться. 

С другой стороны, надо признать, что Восточное партнерство использовалось как инструмент по сдерживанию влияния России на постсоветском пространстве. И сегодня его цели должны были оставаться такими же. Но этого не происходит. Связано это, скорее всего, с личными предпочтениями президента США Дональда Трампа, который  встречается не с демократическими лидерами, а, скажем, с Ким Чен Ыном.

- Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что к 2027 году Анкара намерена спустить на воду шесть подводных лодок. Известно также, что Анкара разрабатывает собственный реактивный истребитель пятого поколения TF-X. Какие еще военные разработки планирует в ближайшие годы осуществлять Турция? 

- Она укрепляет статус региональной военной державы. Если прежде суть этого статуса сводилась к тому, что у страны самая крупная и боеспособная армия в регионе, то сегодня Анкара стремится дополнить его еще одним критерием - способностью обеспечить себя современными видами вооружения. Поскольку быть самодостаточным в данной сфере - это еще и показатель укрепления суверенитета и обеспечения национальной безопасности. 

В настоящее время Турция закупает новые образцы оружия в странах НАТО. Но неожиданно случился конфуз с поставками самолета пятого поколения F-35 и американского ЗРК Patriot, хотя контракт был давно подписан и оплачен. Так что, как видим, договоры ничего не гарантировали. Это не могло не подтолкнуть политический истеблишмент Турции к мысли о том, насколько страна уязвима. Не вдаваясь в технические детали, можно предположить, что Турция закрывает "заделы" по перспективным видам вооружения. Это подводные лодки, корабли, самолеты, танки, стрелковое и реактивное вооружение и т.д.

- Какое место Анкара будет занимать в среднесрочной перспективе в регионе, учитывая, с одной стороны, ее членство в НАТО, а, с другой, тесное сотрудничество с Россией, Ираном, Китаем? 

- Турция стремится стать сильным и независимым игроком в регионе. Сегодня можно заметить, что она не сильно связывает себя с НАТО или отдельными странами. При этом старается извлечь преимущества от многостороннего сотрудничества. Скорее всего, такого курса Анкара будет придерживаться и дальше. По мере усиления веса Турции можно ожидать, что она будет активно использовать в своей внешней политике тюркский и исламский факторы. 

Уверен, что Анкара будет чаще обращаться с разными инициативами к Азербайджану и странам Центральной Азии. Также Турция, которая демонстрирует свою модель взаимоотношения государства и религии, будет пытаться играть активную роль в исламском мире. Очевидно, что Анкара стремится нарастить свой потенциал в разных сферах. Это экономика, грузоперевозки, торговля, оборона, энергетика и т.д. Скорее всего, данная тенденция будет сохраняться.

Расим Бабаев

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика