мая
2020
11:55
226
33
2426
Virtual karabakh

Мэтью Брайза: Мир признает Нагорный Карабах частью Азербайджана, и это неизменно - ИНТЕРВЬЮ

Интервью Oxu.Az с бывшим сопредседателем Минской группы ОБСЕ, экс-послом США в Азербайджане Мэтью Брайзой.

- В то время как мировое сообщество направило общие усилия на противостояние пандемии, в оккупированном Арменией Нагорно-Карабахском регионе Азербайджана были проведены так называемые "выборы". Насколько необходимо было идти на этот шаг в этот очень сложный для всего человечества период? Как вы оцениваете эти т.н. "выборы"?

- Так называемые "выборы" проводятся в Карабахе не в первый раз. Но они никогда не имели "должного" эффекта на минский переговорный процесс. В мире нет ни одного государства, которое бы признало легитимность этих т.н. "выборов". Даже Армения не признает Нагорный Карабах самостоятельным образованием. Во всем мире Нагорный Карабах воспринимается в качестве составной части Азербайджана, и эта позиция остается неизменной.

- Ваша оценка складывающейся в мире обстановки? Каким будет мир после победы человечества над пандемией? Как вы можете охарактеризовать сегодняшние глобальные процессы вокруг США, Европейского Союза, других регионов мира?

- Могу с уверенностью сказать, что сегодня мировая экономика столкнулась с самым большим после Второй Мировой войны шоком. Сейчас каждому понятно, что наша глобальная экономика бездействует. Руководители подавляющего большинства стран пришли к выводу, что от пандемии коронавируса можно полностью избавиться, только разработав вакцину, которая не только послужит панацеей от этой болезни, но и будет способствовать повышению иммунитета людей. Это единственный способ одолеть вирус, но, к сожалению, никому не известно, когда такое лекарство удастся разработать. Я думаю, что, по крайней мере, для этого понадобится год или два. 

А пока что многие страны прибегают к другому варианту предупреждения распространения коронавирсной инфекции. Речь идет о политике социальной самоизоляции. О карантине, в условиях которого люди вынуждены оставаться в своих домах. Такая форма самоизоляции будет практиковаться до тех пор, пока не изобретут лекарство от COVID-19. Значит, до конца этого года жизнь на планете будет такой, какой мы ее видим сегодня.

Что будет дальше, знает только Бог. Наверняка, последуют повторные вспышки COVID-19, а затем появятся новые вирусы. Мне хочется надеяться, что мировое сообщество и все страны будут действовать таким образом, чтобы встретить новые эпидемии во всеоружии. То есть, подготовить необходимое медицинское оборудование и лечебные препараты.

Что касается мировой политики, то президент Трамп принял решение о неучастии США в мировых процессах в той степени, которая наблюдалась ранее. Как это было в период, когда я служил американскому правительству. Я думаю, что Дональд Трамп отдает сегодня предпочтение выстраиванию среднесрочной перспективы развития США, больше думая об обстановке внутри страны, о выборах, о своем переизбрании на пост президента. 

Что касается Европейского Союза, то уже сегодня внутри него мы наблюдаем определенное противостояние. Члены ЕС должны принять решение относительно оказания помощи наиболее страдающим от пандемии европейским государствам. Многое зависит от того, захотят ли северные страны Европы помочь своим южным соседям. Возможны различные варианты: либо страны ЕС найдут общий язык по данному вопросу, либо наиболее пострадавшие от COVID-19 страны останутся один на один со своими проблемами. Если общий язык не будет найден, то будущее Евросоюза выглядит весьма призрачным.

Остается Китай. Надеюсь, Пекин победил коронавирус. Китайская экономика уже возрождается, и она будет первой, которая выйдет на приемлемый уровень своего развития. Это означает, что китайские фабрики представляют для всего мира особую важность с точки зрения обеспечения других стран медицинским оборудованием и лекарствами, необходимыми для противостояния коронавирусу.

- И все-таки, какая судьба ожидает Евросоюз? Создавшие эту международную организацию европейские страны 28 лет назад отказались от границ ради общего пространства. Существует ли опасность возникновения здесь националистических настроений?

- Я не утверждаю, что Евросоюз распадется. Но такое возможно, если страны-члены ЕС не найдут сейчас общий язык в вопросе оказания реальной помощи странам, в наибольшей степени пострадавшим от вируса. Еще раз повторюсь, что сейчас ведутся очень серьезные споры вокруг этой проблемы.

А что касается националистических настроений, то это уже сейчас очень заметно. Закрыты границы, и вообще северные страны не готовы сотрудничать с южными. С Италией, Испанией. Понятие солидарности сегодня в рамках Евросоюза находится под большим вопросом.

- Вы отметили, что Китай будет поставлять медицинское оборудование другим странам. Но ведь не только на этом направлении держится китайская экономика. И как будет развиваться энергетический вопрос в мире, учитывая, что, несмотря на перегруженность нефтехранилищ, "черное золото" продолжает добываться?

- Что касается Китая, то я не говорю о том, что эта страна станет самой сильной сегодня. Просто у Пекина есть возможность использовать сложившуюся в мире обстановку в своих интересах. Все зависит от того, как именно поступит Китай. И вообще, китайская экономическая модель сама по себе очень привлекательная.

Что касается стоимости нефти, то очевидно, что она не будет спешить к росту. Потому что сегодня в мире есть очень много нефти - 30 миллионов баррелей в сутки. Эти объемы многократно превышают имеющийся на нее спрос. До того, как мировая экономика не восстановится, цена на нефть будет очень низкой. И все это, опять же, упирается в вопрос, когда мы победим вирус.

- Многие сегодня допускают возможность восстановления работы некоторых компаний в условиях действующего карантина. Ведь необходимо кормить людей, выплачивать им зарплату.

- Да, конечно, мы уже наблюдаем эту картину. Например, в Испании возобновил работу ряд строительных компаний. Постепенно страны хотят вывести из вынужденной спячки свою экономику. Но это необходимо делать очень осторожно и последовательно. Шаг за шагом предприятия в разных странах восстановят свою деятельность. Однако вероятность нового всплеска коронавирусной инфекции все же остается. В результате возникнет необходимость снова заморозить экономику. Никто не знает точно, что ожидает нас в будущем.

- Из ваших слов получается, что многие геополитические процессы будут пребывать в "спячке" еще год или два? Противостояние России с США и НАТО. Существующие в мире конфликты. Миграционный кризис в Европе. Все эти процессы будут еще долго заморожены?

- Думаю, что да. Но конфликты продолжаются. Например, в Ливии. Хафтар хотел воспользоваться ситуацией и напасть на Триполи. Это единственный конфликт, который находится в горячей стадии. А "бывшие" крупные политические процессы пока заморожены.

- Президент Трамп в этом году полностью посвятит себя решению внутриамериканских вопросов?

- Вообще президент Трамп не хочет, чтобы США оставались мировыми лидерами. В большей степени его интересует внутриполитическая ситуация в США. Трамп не хочет, чтобы Вашингтон поддерживал высокий уровень лидерства в мире, как это было при президентах Джордже Буше или Билле Клинтоне. Этот тренд начался уже при Бараке Обаме, и Трамп сегодня придерживается этой стратегии. 

- Когда мировая экономика сможет вернуться к уровню начала 2020 года?

- Об этом никто в мире не знает. Все зависит от того, как долго продолжится эта пандемия. Те, кто называют точную дату вывода мировой экономики до прежнего уровня, говорят неправду.

- Возможны ли вспышки коронавирусной инфекции в Африке, большинстве стран Азии?

- Если это произойдет, то будет настоящей трагедией. Это создаст огромные трудности. Население Судана, например, составляет 40 миллионов человек. И на всю страну имеется всего 200 койкомест для интенсивной терапии. На 40 миллионов суданцев в наличии всего 40 аппаратов искусственной вентиляции легких. И такая ситуация характерна для всего африканского континента. Это будет огромной трагедией. И сегодня представителям других континентов необходимо подготовиться к тому, чтобы помочь африканским странам в случае возникновения там пандемии коронавируса, потому что вирус не признает межгосударственных границ.

Расим Бабаев

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика