25 
окт.
2020
13:31
414
27
5366
Virtual karabakh

Михаил Нейжмаков: Вряд ли Россия будет игнорировать позицию Баку - ИНТЕРВЬЮ

Выступление президента России Владимира Путина на заседании клуба "Валдай", в котором значительный блок касался ситуации в Карабахе, показало, что Российская Федерация занимает нейтральную позицию.

Глава российского государства отметил, что у Москвы всегда были особые связи не только с Арменией, но и с Азербайджаном: "Для нас и Армения, и Азербайджан - равные партнеры. Мы хотим выстраивать равные отношения с каждой из этих стран. У нас очень тесные связи с Азербайджаном. Азербайджан для нас не чужая страна".

Кроме того, Владимир Путин заявил, что ситуация, при которой значительная часть территории Азербайджана утрачена, не может продолжаться вечно. Президент России выразил надежду на достижение компромисса между Азербайджаном и Арменией, сообщив, что в день несколько раз говорит с азербайджанским и армянским лидерами.

Если отбросить в сторону эмоции, то Россия показала нежелание оказывать явную и открытую поддержку Армении, что в армянском экспертном сообществе вызвало возмущение.

Но разве можно было ожидать другой реакции от России, которая считает и Азербайджан, и Армению партнерами? Отвечая на этот вопрос Media.Az, ведущий аналитик российского Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил Нейжмаков отметил, что Россия и раньше давала понять, что сохранение баланса в отношениях с Азербайджаном и Арменией - часть ее долгосрочной стратегии на Южном Кавказе.

"Об этом, пусть и косвенно, свидетельствует и ряд публичных шагов Москвы уже в период ныне наблюдаемой эскалации вооруженного конфликта вокруг Карабаха. Например, телефонные переговоры между азербайджанским премьером Али Асадовым и его российским коллегой Михаилом Мишустиным явно неслучайно состоялись незадолго до заседания Евразийского межправительственного совета, проходившего в Ереване.

Кроме того, Владимир Путин прямо подчеркнул, что Россия намерена по-прежнему "играть существенную роль в качестве посредников". Конечно, эффективность посреднической миссии зависит, прежде всего, от влияния на стороны конфликта, но российское руководство в данном случае исходит из того, что и тональность публичных заявлений в этом вопросе тоже имеет значение", - подчеркнул Михаил Нейжмаков.

По словам нашего собеседника, даже сам факт того, что вскоре после нового обострения ситуации вокруг Карабаха Москва стала проводить активные дипломатические консультации с Анкарой (позже и пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков специально отметил работу "в полном контакте" с Турцией на данном направлении), еще раз свидетельствовал о том, что вряд ли Россия будет игнорировать и позицию Баку.

- Несмотря на сложное положение на фронте, о чем в интервью нашему изданию заявляли и ведущие российские военные аналитики, руководство Армении продолжает настаивать на самоопределении Карабаха. При этом сам Ереван на такой шаг не идет. Никол Пашинян объяснил это тем, что "Армения не ставит цель быть единственной страной, которая признала независимость Нагорного Карабаха. Наша цель, чтобы международное сообщество признало независимость Нагорного Карабаха". Вам не кажется поведение армянской стороны нелогичным?

- Власти Армении до сих пор говорили о возможности признания независимости Карабаха очень осторожно. Если на подобный шаг настроены всерьез, мировое сообщество, чаще, сразу ставят перед фактом. Ереван же ранее всячески подчеркивал, что не намерен форсировать вопрос.

Можно вспомнить, например, что законопроект о признании независимости Нагорного Карабаха уже рассматривался парламентом Армении в 2014 году и получил там поддержку восьми депутатов из 131. Также активизация обсуждения данной темы в Армении имела место, например, вскоре после "апрельской войны" в 2016 году. Скорее всего, сейчас Ереван также оставит подобный шаг на крайний случай, отсюда и осторожная формулировка Никола Пашиняна в начале нынешнего всплеска напряженности: "В нашей повестке есть такой вариант".

Впрочем, "сплочение вокруг флага", которое сейчас происходит в Армении (впрочем, как и в Азербайджане) всегда задает у внутренней аудитории столь высокую планку ожиданий, что власти вынуждены это учитывать. Возможно, вероятность реализации Ереваном такого шага будет чуть выше, если "горячая фаза" этого вооруженного конфликта будет принимать затяжной и более масштабный характер, а внутри Армении будет расти разочарование действиями правительства в карабахском вопросе.

И все же, Пашинян, в действительности, деятель достаточно осторожный, и пока особого политического смысла в таком решении для него нет. 

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика