февр.
2021
14:03
71
13
2019
Virtual karabakh

Почему в Ереване опасаются сотрудничества на Южном Кавказе? ИНТЕРВЬЮ с Николаем Кожановым

Разблокирование транспортной инфраструктуры на Южном Кавказе, несмотря на уже состоявшееся на днях заседание трехсторонней рабочей группы под председательством вице-премьеров России, Азербайджана и Армении Алексея Оверчука, Шахина Мустафаева и Мгера Григоряна, вызывает острое неприятие в Ереване. Армянской стороне, прежде всего, не нравится "южный транспортный коридор" в Нахчыван, который пройдет через Зангезур.

Но еще большее неприятие в Ереване вызывает шестисторонний формат сотрудничества между Азербайджаном, Турцией, Россией, Ираном, Грузией и Арменией. Так, научный руководитель Института востоковедения Армении, академик и тюрколог Рубен Сафрастян заявил, что Россия не пойдет на предложение Турции по расширению сотрудничества в шестистороннем формате. Судя по всему, связано это с тем, что данную идею неоднократно озвучивали именно в Анкаре.

В свою очередь, лидер внепарламентской Конструктивной партии Армении Андриас Гукасян (баллотировался на пост президента Армении в 2013 году), как сообщает ереванское издание "Лрагир", вообще выдвинул тезис о "русско-турецком сговоре": "По сути, одним из факторов возникновения этой войны (Отечественной войны за освобождение Карабаха - ред.) стало намерение Турции и России установить между собой сухопутную связь, чтобы расширить коммерческие связи. По территории Грузии не получилось, решено сделать это по территории Азербайджана и Армении. Главным вопросом встречи в Москве 11 января стало открытие коммуникаций и создание транзитных возможностей".

В беседе с Media.Az ситуацию прокомментировал старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской Академии наук (ИМЭМО РАН), доцент Центра исследований стран Персидского залива Катарского университета Николай Кожанов.

- Может ли Россия быть против многостороннего сотрудничества на Южном Кавказе?

- Россия может быть против только в случае, если не будет иметь доступа к подобным проектам. Однако РФ является полноценным участником транспортной сети. Да, она будет проходить через Южный Кавказ и, возможно, оттянет определенный поток грузов, который мог бы пойти через Российскую Федерацию. Но, по вполне объективным экономическим соображениям, присоединение России дает стране дополнительные возможности.

Здесь еще надо учитывать еще и тот факт, что до окончательного формирования такого транспортного коридора пройдет достаточно много времени. Так что говорить об угрозах или о прибылях, которые сулит этот проект, просто рано. Сейчас необходимо обсуждать разные варианты.

Насколько я помню, этот вопрос был сильно политизирован как раз с армянской стороны. Были попытки перетянуть на себя транспортные потоки из Ирана, и в ИРИ через территорию Армении. Но, повторюсь, в этом было больше политики, чем экономики. Что касается участия России в этих проектах, то она всегда проявляла глобальный интерес. И, как я уже сказал, Москва может быть против только в случае, если не является участником этих процессов.

- А почему идея "широкого проекта" -  шестистороннего формата вызывает особую настороженность в Армении? Из-за того, что ее продвигает Турция?

- Всевозможные коридоры с подключением Турции, проходящие через тот же Иран, как идеи, существуют достаточно давно. Они укладываются в интересы турецкого руководства, их планов по развитию не только политического, но и экономического влияния на Южном Кавказе, в Центральной Азии, да и, в целом, в Евразии. И, конечно, учитывая непростые отношения Турции и Армении, такие инициативы будут вызывать (в Ереване - ред.) опасения, ведь локомотивом выступает Анкара. 

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика