28 
июня
2021
11:15
109
9
1932
Virtual karabakh

Эксперт: Азербайджан балансирует между центрами силы и все кладет в копилку - ИНТЕРВЬЮ

В декабре 2021 года пройдет саммит "Восточного партнерства" (ВП). Этой программе Евросоюза в этом году исполнилось 12 лет, и за это время ВП ничем не проявило себя, правда, произошло разделение. Из шестерки стран-участниц - Азербайджан, Украина, Грузия, Молдова, Беларусь, Армения - выделилась тройка, которую уже назвали "ассоциированным трио". В нее вошли Украина, Грузия и Молдова. Главы МИД этих стран на днях побывали в Брюсселе, где подтвердили приверженность к сотрудничеству с Европейским союзом. Ранее уже бывший представитель Украины при ЕС Николай Точицкий говорил о том, что Евросоюз должен предоставить Украине, Грузии и Молдове перспективу членства, не упоминая другие страны, входящие в ВП.

Кандидат политических наук, доцент кафедры политической теории МГИМО, медиаэксперт Кирилл Коктыш, отвечая на вопросы Caliber.Az, отметил, что "Восточное партнерство" замышлялось как "санитарный кордон" с Россией, призванный взять под контроль газовые и нефтяные магистрали РФ в Европу: "Но этого не получилось. И "Восточное партнерство" приобрело характер "терапевтического союза", в котором все убеждают друг друга в значимости ВП и входящих в него стран для ЕС. Я присутствовал на некоторых мероприятиях "Восточного партнерства" и убедился в этом: никто не слушает других, но есть возможность выговориться".

- Внутри "Восточного партнерства" выделили своего рода элитную тройку - "ассоциированное трио", которое воспринимается как отдельная структура, их принимают в Брюсселе. Разве после этого можно говорить об общем подходе ЕС к странам-участницам ВП?

- Общего подхода никогда и не было. Интересы стран ВП разные. "Восточное партнерство" - это площадка, которая была создана с совершенно очевидной целью, о которой я сказал выше. Сейчас появляются привилегированные члены ВП, но Евросоюзу это уже не нужно. А распустить ВП - это означает признаться в том, что проект не получился. Проще оставить все как есть.

- Но ведь все равно на "Восточное партнерство" тратятся деньги. В период пандемии, экономического кризиса любая копейка должна быть на счету. Почему Европа продолжает выделять средства?

- Бюрократический аппарат делает ВП "вечным". Других целей у евробюрократов нет, ведь прочие "кормушки" заняты. Так что они будут находить самые разные причины для того, чтобы проект работал и у них была хорошая жизнь.

- Как вы считаете, почему "непривилегированные" страны ВП, в том числе и Азербайджан, не выходят из этого проекта?

- А для чего Баку идти на такой шаг сейчас? Это имеет смысл сделать в случае политической необходимости, и это, возможно, случится в знак поддержки Турции. В целом же у Баку есть своя европейская концепция, тюркская концепция, постсоветская концепция, свое видение отношений с Ираном и т.д. Азербайджан балансирует между центрами силы, и все кладется в копилку, в том числе и "Восточное партнерство".

- А вот Армения при Николе Пашиняне - она как бы "прозападная", почему же не является привилегированным участником ВП?

- А что общего у Армении с Украиной или, скажем, с Молдовой?

- Ну, например, Сорос и финансируемые им неправительственные и некоммерческие организации…

- Сорос - это да. Но в текущей ситуации это было бы совсем неприлично. Пашинян и так едва выиграл выборы, "на честном слове и на одном крыле". А сейчас стоит ли дразнить население Армении прозападностью? Вряд ли это настолько востребовано в Армении.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика