авг.
2021
10:42
15
102
6602
Virtual karabakh

Андрей Чупрыгин: Позиция Ирана точно будет антитурецкой. Но... - ИНТЕРВЬЮ

После недавней инаугурации президента Исламской Республики Иран Сейида Ибрахима Раиси на Ближнем Востоке сложилась новая ситуация. К власти в стране пришел влиятельный консервативный политик, которого во многих СМИ называют "условно консервативным". Как поменяются отношения между Ираном и странами региона, включая Южный Кавказ? Сам Раиси после инаугурации уже заявил, что Иран намерен предпринять большие шаги для дальнейшего расширения связей с Азербайджаном.

Сегодня на вопросы Oxu.Az отвечает ведущий эксперт по Ближнему Востоку, старший преподаватель Школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета Высшая школа экономики (НИУ ВШЭ), эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Андрей Чупрыгин.

- Ибрахима Раиси многие называют "условным консерватором". Вы согласны с этой оценкой?

- Я думаю, что словосочетание "условный консерватор" в его отношении - это некий политес, чтобы, так скажем, "не сглазить". На самом деле Ибрахим Раиси - это стопроцентный консерватор, в этом никаких сомнений просто нет. Есть устойчивое мнение, что он ставленник верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи - рахбара. Говорят и том, что Али Хаменеи видит Ибрахима Раиси в качестве своего преемника. Это похоже на правду.

В условиях, когда рахбар в Иране контролирует практические все ключевые сферы государства, Ибрахим Раиси стал генеральным прокурором страны, а потом и председателем Верховного суда ИРИ - главой судебной власти. Значит, этот человек достоин, по мнению Али Хаменеи, руководить страной.

В отношении Ибрахима Раиси звучит критика со стороны правозащитников. Но я не склонен забираться в такие дебри. Он живет и работает в своей стране, в той системе, которая существует.

Если вы обратили внимание, сейчас все серьезные аналитики и наблюдатели крайне осторожны в своих комментариях. Как будет вести себя Иран в ближайшие 2-3 года будет зависеть не столько от пристрастий Раиси, сколько от политики, которую выберет Али Хаменеи. Я осмелюсь предположить, что сегодня Иран будет потихоньку выбираться из ситуации, в которой страна находилась все последние годы. Основная задача - это купировать американские санкции.

- Кстати об американских санкциях. Ибрахим Раиси уже заявлял, что будет бороться за их отмену. А насколько может быть успешной эта борьба?

- Это программное заявление. Понятно, что на сегодняшний день это направление для нового президента ИРИ является главным. Если Иран в ближайшие год-два не выберется из-под санкций, то страну ждет неприятная перспектива. Но возможность есть. Нынешний президент США Джо Байден - это не экс-президент Дональд Трамп. Байден попытается "разрулить" ситуацию в более либеральном стиле.

Возвращаясь к теме отмены американских санкций. На мой взгляд, они касаются отношений между Ираном и Саудовской Аравией, а не между ИРИ и США. И как раз здесь есть серьезная перспектива для продуктивной работы нового иранского президента. Еще до выборов, в конце прошлого года, начались интенсивные консультации между саудовцами и иранцами. Позиция саудовского принца Мухаммеда бен Салмана меняется. Он, как мне кажется, понял, что Иран все-таки серьезный игрок. А проблемные вопросы можно решать за столом переговоров. Если Саудовская Аравия и ИРИ придут к некому компромиссному соглашению "о сосуществовании", назовем это так, то тогда и американские санкции сойдут на нет. Американцы привыкли двигаться в фарватере политической необходимости. Кстати, во многом и Израиль пойдет в фарватере этого процесса, учитывая сближение Израиля со многими арабскими странами. Посмотрим, как будет действовать новый президент ИРИ, он - энергичный человек, очень грамотный юрист. Потенциал у него есть, как и поддержка рахбара.

- Вы сказали про Израиль. Биньямин Ганц, министр обороны Израиля, как сообщали некоторые СМИ, заявил о готовности атаковать Иран. В Тегеране предупредили, что примут решительные меры. Вы исключаете возможность военного конфликта между Израилем и Ираном? Или, все-таки возможно все?

- Давайте начнем с того, что это - Ближний Восток. Здесь возможно все. Биньямин Ганц - квинтэссенция того, что раньше в СССР называли "израильской военщиной". Его хлебом не корми, дай только с кем-нибудь подраться. Но я предполагаю, что его последнее заявление - политическое, в череде многих. Так Израиль периодически пугает иранцев, которые ответили своим заявлением. Но на самом деле никто ни с кем воевать, конечно же, не будет. Сейчас не та ситуация на Ближнем Востоке. Причин много. Достаточно успешно работает процесс сближения между некоторыми арабскими государствами с Израилем, о чем я уже говорил. Иран это прекрасно понимает. На Ближнем Востоке начинает формироваться некий новый структурный альянс, в центре которого будет находиться Израиль со своими технологическими возможностями, а по периметру будут находиться арабские страны со своими людскими и финансовыми возможностями.

Это очень серьезная история, которая, как я думаю, сможет "выстрелить" через 2-3 года. И тогда с этой конструкцией никто не сможет воевать.

- Следующая страна - Афганистан. Афганские СМИ сообщают, что Ибрахим Раиси на встрече с президентом Афганистана Ашрафом Гани заявил, что афганское направление - приоритет иранской политики. Так ли это?

- Безусловно, это чисто дипломатическое заявление. Но афганское направление, в то же время, важно для всех соседей Афганистана, особенно после странного ухода американцев, которые вообще все побросали, а ведь в "приличных домах" так себя не ведут. Иран, как и другие государства, оказался в очень неудобной ситуации. Никто не знает о том, как себя поведут талибы. Печальный опыт общения с "Талибаном" уже был, они недоговороспособны.

- И Южный Кавказ. Здесь сложилась новая ситуация после победы Азербайджана в войне в Карабахе и подписания трехстороннего заявления (Москва, Баку, Ереван). Должны открыться транспортные коридоры, обсуждается шестистороннее сотрудничество - Россия, Азербайджан, Турция, Грузия, Иран, Армения. Другая формулировка - это 3+3, то есть три страны Южного Кавказа и еще три, которые граничат с этим регионом. Что в таком союзе будет делать Иран?

- Конечно, позиция Ирана точно будет антитурецкой. Но что делать Тегерану? Конечно, Иран пойдет в русле этой инициативы, поддерживаемой Россией. ИРИ будет находиться в процессе, наблюдать за ним и не оставаться в стороне. Да, конструкция громоздкая, но ничего другого, никакой иной рабочей версии никто не предложил. 

Наир Алиев

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика