14 
сент.
2021
20:15
220
28
2478
Virtual karabakh

Армянообразие Франции: Враждебное отношение к Азербайджану не имеет перспективы - АНАЛИТИКА

Президент Франции Эммануэль Макрон сделал очередную запись на армянском языке на своей странице в Facebook. Она касается доставки в Армению вакцины от коронавируса, но не этот жест солидарности в борьбе с с пандемией составляет ключевую характеристику очередной армяноязычной записи главы французского государства. Примечателен сам факт таковой, наводящий на мысль о том, что армяноязычное творчество Макрона превращается в традицию.

Невольно возникает вопрос: уж не собирается ли он добиваться придания армянскому языку статуса второго государственного во Франции? Или введенная Макроном практика просто констатирует, что в делах, касающихся Армении, Франция, в лице ее государственных деятелей, карьерные судьбы которых так тесно переплетены с интересами армянской диаспоры, перестает быть самой собой. Она словно становится "большей Арменией", чем сама Армения, на что, впрочем, имеет полное право, уж если таково желание ее политического класса. Проблема лишь в том, а что вообще делала и продолжает делать армянообразная Франция в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ - в статусе, однозначно требующим ее нейтралитета и беспристрастности?

Этот вопрос принял чрезвычайно принципиальный характер со времени 44-дневной войны, когда Париж раскрыл свое истинное лицо покровителя Армении и армянской оккупации азербайджанских территорий. И пусть даже Минская группа потеряла по итогам победоносной для Азербайджана войны актуальность своего предназначения, поскольку конфликт, которым она занималась, завершен, вопрос французской честности все еще не сходит с повестки. Хотя бы потому, что сопредседатели МГ ОБСЕ - США, Франция, Россия – продолжают настаивать на своем дальнейшем существовании в посредническом статусе.

Принимая во внимание столь трепетное отношение "минчан" к продолжению своей деятельности, Азербайджан предлагает им внести достойный вклад в постконфликтное обустройство региона, в установление доверия и нормальных межгосударственных отношений между Азербайджаном и Арменией. То есть предлагает сопредседателям приступить к весьма благородной миссии, которая позволит им хоть как-то реабилитироваться за предшествовавшие 44-дневной войне три десятилетия безрезультатности переговорного процесса. Десятилетия, когда посредники в лице трех могущественных держав не сделали ровным счетом ничего для принуждения Армении к мирному возвращению Азербайджану его территорий, что в конце концов спасло бы ее от сокрушительного военного поражения. Однако сопредседателей, похоже, ничуть не волнует вопрос их собственной реабилитации, и они продолжают мечтать о чем-то большем. Особенно же усердствует в этом заговорившая по-армянски макроновская Франция. 

Завершающий свою дипломатическую миссию в Армении посол Франции Джонатан Лакот на днях разоткровенничался в ряде интервью армянским СМИ, которым заявил о "нерешенности вопроса статуса Нагорного Карабаха", о том, что 44-дневная война "какого-либо решения не дала", "показала, что для проживающих в Карабахе армян существует экзистенциальная угроза". Последнее утверждение - вообще, откровенная провокация, ибо Лакотт подспудно обвиняет Азербайджан в создании  "экзистенциальной угрозы" для карабахских армян. Игнорируя при этом предлагаемый Азербайджаном карабахским армянам, которых он считает своими полноправными гражданами, путь реинтеграции в азербайджанское общество - единственную возможность для обретения ими мира и благоденствия.

Что же предлагает карабахским армянам сама Франция, в частности представляющий ее Лакотт, который открытым текстом провозглашает: "Наша миссия - защитить жителей Карабаха". Интересно, задумывался ли за 30 лет армянской оккупации азербайджанских земель хоть один французский дипломат о необходимости заявить: "Наша миссия - защитить сотни тысяч азербайджанцев, изгнанных из оккупированных районов?". Ни одно официальное лицо Франции ни разу за 30 лет не отметилось подобным заявлением. Что и не удивительно, ведь ее, судя по всему, никогда и не волновали попранные права азербайджанцев. Опять же, это ее, так сказать, право, вопрос лишь в том, на какое тогда продолжение своего сопредседательства, априори требующего нейтралитета и непредвзятости, претендует Париж?

Настаивая на "статусе для Нагорного Карабаха", Франция занимает враждебную позицию по отношению к Азербайджану, ибо посягает на его суверенное право на собственные территории. Азербайджан своими силами избавился от оккупации и решил вопрос "статуса", который отныне не может быть предметом никаких переговоров. 

Между тем, Лакотт похвалил Армению за то, что у ее властей есть "воля к возобновлению переговоров". Эту "волю", действительно, подтвердил глава МИД Армении Арарат Мирзоян на вчерашней встрече с сопредседателем Минской группы от Франции Стефаном Висконти и заместителем директора Департамента континентальной Европы МИД Франции Сильвеном Гийоге. И, разумеется, французские дипломаты не разъяснили Мирзояну, что о переговорах, к которым всегда призывал Азербайджан до начала 44-дневной войны, Армения должна была думать раньше. Ведь тогда еще можно было решить конфликт без войны, достаточно было Армении согласиться на добровольный вывод своих войск с территории Азербайджана, как того и требовали международное право и резолюции Совбеза ООН. Но Париж, равно как и Вашингтон и Москва, годами молчаливо взирали на переговорную несостоятельность Армении.

Однако современные реалии, основывающиеся на итогах 44-дневной войны, таковы, что дальнейшее заигрывание с Арменией не сулит Франции ничего, кроме окончательно испорченного реноме и потери влияния на Южном Кавказе. Оно, это влияние, зависит, прежде всего, от Азербайджана, все более утверждающегося в качестве региональной державы. Что и следовало бы учитывать упражняющемуся в армянском языке французскому руководству.

Натиг Назимоглу

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика