12 
окт.
2021
18:30
10
146
2975
Virtual karabakh

Пустые отговорки Армении, или Формат "3+3" как гарантия регионального мира

Одним из наиболее актуальных вопросов южнокавказской геополитики является возможность реализации выдвинутой Баку и Анкарой инициативы - создания формата сотрудничества "3+3" с участием трех региональных государств - Азербайджана, Грузии и Армении, а также соседствующих с ними трех крупных держав - России, Турции и Ирана.

Идея шестистороннего регионального сотрудничества была сформулирована вскоре по завершении 44-дневной войны. Подытоживший ее документ - трехстороннее заявление лидеров Азербайджана, России и Армении от 10 ноября 2020 года - уже включил в себя, по сути, исходный пункт интеграции, то есть разблокирование транспортных коммуникаций. Очевидно, что создание формата "3+3" экономически выгодно всем региональным странам, прежде всего Армении, которая все последние 30 лет жаловалась всему миру на блокаду со стороны Азербайджана и Турции, пребывала в состоянии изоляции из-за проводимой ею оккупации азербайджанских территорий. По итогам войны армянской оккупации был положен конец, восстановлена территориальная целостность Азербайджана - государства-лидера Южного Кавказа, в связи с чем и возникла реальная перспектива шестисторонней интеграции.

Тем удивительнее представляется затягивание Арменией принятия инициативы "3+3". Причем никаких рациональных причин этой "тормозящей" позиции не обнаруживается. Просто армянские политические круги исходят из "вывихнутой" логики: раз региональное разблокирование, которое непременно включит в себя и предусмотренное трехсторонним заявлением открытие транспортного сообщения между западными районами Азербайджана и Нахчыванской Автономной Республикой - Зангезурского коридора, устраивает Баку и Анкару, значит Армения должна препятствовать этой инициативе. Пусть даже она отвечает интересам экономического развития самой Армении и будет способствовать преодолению ею тяжелого системного кризиса.

Более того, армянские эксперты не перестают искать и "находить" подвохи в предложенной Азербайджаном и Турцией инициативе создания шестистороннего формата. Отдельные из них додумываются до того, что идея "3+3" выдвинута с целью "изменения процесса урегулирования нагорно-карабахского вопроса", "создания вместо Минской группы другого формата, в котором будет участвовать Турция". Ошибочность этого тезиса состоит в том, что с победой Азербайджана в 44-дневной войне перестал существовать "нагорно-карабахский вопрос", а значит и нет никакой потребности в "изменении" его урегулирования. Что же касается Турции, то эта великая региональная держава бесповоротно утвердилась в качестве одного из ключевых фигурантов интеграционного процесса на Южном Кавказе, хочет того Армения, или нет. Поэтому в интересах последней - отказаться от выдумывания отговорок и встать на путь принятия инициативы "3+3", путь, лежащий через окончательное урегулирование отношений с соседними тюркскими странами, прежде всего - заключение мирного договора с Азербайджаном.

Примечательно, что даже Грузия, изначально скептически рассматривающая перспективу своего участия в шестистороннем формате из-за отсутствия отношений с Россией, разорванных после августовской войны 2008 года, начала посылать позитивные сигналы в связи с инициативой "3+3". Так, глава МИД Грузии Давид Залкалиани, признав то обстоятельство, что для Грузии участие в формате "3+3" вместе с Россией "будет сложным", тем не менее, подчеркнул необходимость вовлечения страны в крупные геополитические проекты в регионе "в той или иной форме".

Не случайно и то, что глава МИД России Сергей Лавров по итогам состоявшихся в Москве переговоров с министром иностранных дел Ирана Хосейном Амиром Абдоллахианом не только подтвердил согласие Москвы участвовать в формате сотрудничества "3+3" на Южном Кавказе, но и выразил надежду на подключение к нему Грузии. К слову сказать, Лавров сообщил и о "позитивном отношении" к данной инициативе со стороны Ирана. В этой связи можно предположить, что Тегеран, открыто демонстрирующий в последнее время свое неприятие усиления роли Азербайджана в региональной геополитике, внесет окончательную ясность в свою позицию.

Однозначно можно утверждать, что "позитивное отношение" Тегерана к инициативе "3+3" должно будет учитывать существенно возросший фактор Азербайджана и созданную им новую региональную реальность. В конце концов, именно вытекающая из этой реальности перспектива шестистороннего сотрудничества представляется безальтернативным вариантом развития и процветания Южного Кавказа. Кроме того, как заявил Президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью испанскому информационному агентству EFE, инициатива "3+3" является "основной гарантией от каких бы то ни было новых враждебных действий, превращения нашего региона из пространства напряженности в регион стабильности и мира".

Натиг Назимоглу

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика