17 
дек.
2021
17:12
94
12
1296
Virtual karabakh

Гия Абашидзе: Прямая конфронтация с Турцией на Южном Кавказе не в интересах России

17 дек., 2021
17:12
1296

Гия Абашидзе: Прямая конфронтация с Турцией на Южном Кавказе не в интересах России

Интервью Caliber.Az c грузинским политическим аналитиком Гией Абашидзе.

- Каковы сильные и слабые стороны грузино-азербайджанских экономических взаимоотношений?

- В целом, грузино-азербайджанские отношения сохраняют стабильность и динамичность, как и подобает хорошим друзьям и соседям. Мы стратегические партнеры. Азербайджан является одним из самых больших инвесторов в Грузии и крупнейшим налогоплательщиком в стране. За десять месяцев 2021 года двусторонняя торговля выросла на 16%, а экспорт в Азербайджан увеличился на 22%. Азербайджан является особенно важным рынком для грузинского экспорта.

Отрадно, что достигнут прогресс в торгово-экономическом, гуманитарном и культурном направлениях. Желательно, чтобы наши экономические отношения углублялись по разным секторам, например, в дальнейшем расширении сотрудничества в развитии транспортного коридора за счет модернизации грузинских портов на Черном море, туризма и многих других сфер.

- На каком уровне сегодня грузино-азербайджанское сотрудничество в сфере возобновляемых альтернативных источников энергии?

- Южный Кавказ обладает значительным потенциалом для развития возобновляемых источников энергии. Эти ресурсы - в основном гидроэнергетика, энергия ветра и солнца, которые могут внести значительный вклад в безопасность электроснабжения региона.

Я думаю, что есть огромный потенциал в развитии этой важной области в сотрудничестве с ЕС и международными организациями, которые в этом заинтересованы.

- Планирует ли Грузия в будущем присоединиться к формату "3+3"

- Грузия никогда не была частью формата "3+3" и никогда не проявляла намерения в нем участвовать. Причина ясна - Тбилиси не может сесть в таком формате за один стол с Россией, пока она продолжает провоцировать распад нашей страны. В Москве представители пяти стран-участниц договорились принять гибкий рабочий формат и выразили надежду, что и Грузия присоединится к консультациям в будущем. Москва очень хорошо знает, что им нужно делать, если они действительно хотят, чтобы Грузия присоединилась к этому процессу.

Южный Кавказ нуждается в региональном сотрудничестве. Я считаю, что это должно начаться между тремя основными странами региона. Азербайджан, Грузия и Армения должны сами лидировать в этом очень важном процессе. Затем они сами решат, должны ли другие присоединиться к процессу. Полагаю, что Тбилиси имеет оптимальную роль стать хабом в достижении долгосрочного мира и стабильности на Южном Кавказе.

- Как вы оцениваете Сочинскую и Брюссельскую встречи Ильхама Алиева и Никола Пашиняна?

- Конечно, приветствуются любые усилия по достижению долгосрочного мира между Азербайджаном и Арменией. Однако сомнительно, что Россия, желающая сохранить военное присутствие в нашем регионе, будет способствовать мирному урегулированию между Баку и Ереваном.

Есть надежда, что ЕС сыграет решающую роль в достижении стабильности в регионе. Однако ЕС должен действовать сейчас и эффективно, не способствовать «встречам ради встреч». Всегда возможны креативные решения того или иного конфликта.

Дух декларации, двусторонние встречи лидеров в Брюсселе открывают большие возможности для дальнейшего развития региона в различных направлениях при поддержке европейских партнеров. Участие ЕС в достижении прочного мира на Южном Кавказе также отвечает жизненно важным интересам европейской семьи.

- А вы сами как считаете, Азербайджан и Армения смогут перевернуть страницу 32-летнего конфликта?

- Я твердо верю, что рано или поздно мир между двумя враждующими сторонами возможен. Да, в других частях мира существуют давние неурегулированные конфликты, но с помощью беспристрастных и заслуживающих доверия посредников они, как правило, разрешаются. Конечно, слишком многое зависит от народов Азербайджана и Армении. Я считаю, что контакты между людьми должны поддерживаться западными партнерами.

Грузия тоже может сыграть значительную роль в установлении мира. Я всегда вспоминаю азербайджанских и армянских гостей на грузинском побережье Черного моря. Они отдыхали бок о бок и никогда не конфликтовали. Таким образом, контакты между людьми уже осуществляются неформально на территории Грузии и могут быть расширены в различных направлениях.

- Каково ваше видение дальнейшей судьбы Кавказского региона?

- Сегодня Южный Кавказ больше не является изолированной заводью бывшего Советского Союза, он становится все более взаимосвязанным со своими соседями по Средиземному морю и Персидскому заливу. Южный Кавказ, по сути, заново открывает свою историческую географию как регион со множеством влиятельных соседей. Это положительное изменение.

Вашингтону и Брюсселю не нужно сетовать на эти региональные изменения и усилия кавказских государств по привлечению дополнительных партнеров помимо России или Запада.

Запад, безусловно, должен сыграть свою роль в смягчении последствий пандемии, которая подчеркнула проницаемость международных границ. Соединенные Штаты и Европа должны помочь государствам Южного Кавказа способствовать их дальнейшей интеграции в более широкий регион.

Запад также должен помочь региону решить более широкие проблемы человеческой и экономической безопасности, которые усугубил COVID-19, сосредоточив внимание на основных потребностях в области безопасности человека. Западу следует признать роль других игроков, признать, что они тоже заинтересованы в стабильности региона, и положиться на них, чтобы они использовали свой потенциал для поддержки общих интересов в регионе.

У мира, прочной стабильности и развития нет альтернативы, и Южный Кавказ с помощью своих друзей и союзников добьется этого. Процесс долгий, но достижимый.

- Какие интересы преследуют Анкара и Москва в нашем регионе?

- Отношения между Россией и Турцией, сочетающие в себе соперничество и сотрудничество, становятся все более конкурентными, поскольку Анкара все больше сосредотачивает свои амбиции и влияние за пределами стран, которые когда-то были частью Османской империи, на регионы, включая Центральную Азию, Северный Кавказ, Крым и Абхазию.

Прямая конфронтация с Турцией не в интересах России. Турция требует особой стратегии, в которой партнерство и сопротивление связаны одной диалектикой.

Учитывая многовекторность внешней политики, Азербайджан делает все, чтобы поддерживать баланс между Россией и Турцией.

Думаю, что в обозримом будущем Москва и Анкара будут сосредоточены на поддержании баланса в регионе и на поиске взаимовыгодных сфер сотрудничества, я имею в виду прежде всего экономику, транспорт и энергетику.

- Как изменится транспортная составляющая Грузии после запуска Зангезурского коридора?

- На данном этапе возможности развития Зангезурского коридора неясны. Текущая ситуация говорит о том, что Азербайджан и Армения не смогут открыть его в ближайшее время. Не думаю, что стратегические интересы Запада сместятся в этот коридор даже в течение десятилетия. Конечно, как страна этого региона Грузия должна как-то участвовать в любом транспортно-энергетическом коридоре Южного Кавказа, так подсказывает география. Чрезвычайно важен прочный мир в регионе. Любая альтернативная, конкурентная или параллельная разработка проектов всегда возможна в общих интересах трех государств Южного Кавказа.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика