11 
мая
2022
16:34
94
36
2793
Virtual karabakh

Интервью с украинкой, переехавшей в Баку: Брали с собой документы, чтобы в случае смерти, нас могли опознать

11 мая, 2022
16:34
2793

Интервью с украинкой, переехавшей в Баку: Брали с собой документы, чтобы в случае смерти, нас могли опознать

"Я ежедневно задавалась вопросом: "Как дальше быть?". И с каждой секундой в этом аду, наше будущее становилось все более неопределенным".

Так жительница Киева Полина Шевченко вспоминает первые дни войны в Украине. 12 марта девушка приняла решение покинуть Родину и прилетела в Азербайджан. Чтобы добраться до Баку, ей пришлось пересечь четыре границы.

В интервью Media.Az она рассказала о положении в Киеве в первые дни войны и причине своего переезда именно в Азербайджан. 

- Понимаю, как вам сложно, но давайте вернемся в 24 февраля…

- В пять утра телефонным звонком меня разбудила младшая сестра со словами: "Собирайся, началась война". В моем районе звуки взрывов не были слышны, но в любом случае я пребывала в шоковом состоянии. Родители сразу сказали, чтобы я переселилась к ним, так как в моей окрестности находится стратегически важный объект - аэропорт. Как правило, такие объекты первыми подвергаются обстрелам. Вскоре так и случилось. Я металась по дому, не знала, что с собой взять. В итоге положила в сумку только документы. А все остальное, без чего раньше казалось, что жизнь невозможна, оставила дома. За мной приехал папа. Мы проезжали по Киеву, смотрели в окно и наслаждались красотой города, понимая, что возможно таким мы его видим в последний раз. И не ошиблись…  

- Как проходили ваши первые дни после вторжения?

- В семье было принято решение разделиться на две группы: я с мамой иду в бомбоубежище, а папа с сестрой находятся в квартире по правилу двух стен (при ракетном нападении спасаться за двумя стенами: внешняя берет на себя силу взрыва, а вторая между комнатами принимает последствия разрушений). Хотя мы не знали, где на самом деле безопасно. Ведь, если дом в результате авиационной атаки рухнет, люди в укрытиях останутся под завали и не смогут выбраться. Потом спасатели обнаружат там братскую могилу…  

Мы с мамой спускались в бомбоубежище, когда были слышны звуки сирены воздушной тревоги. Бывало, они не прекращались по восемь часов подряд. В укрытие брали с собой воду и документы, если погибнем, чтобы спасатели смогли опознать наши тела… Там было невозможно находиться больше пары часов. Все в плесени, дышать тяжело… Спустя несколько дней мы перестали покидать квартиру. Приняли решение сидеть в коридоре. Если звуки взрывов усиливались, лежали вниз головой в надежде, что в случае попадания снаряд пролетит мимо нас…

- Вы не думали тогда об эвакуации?

- Мы постоянно читали новости, чтобы держать руку на пульсе. Все телеканалы транслировали одну и ту же информацию. Я ежедневно задавалась вопросом: "Как дальше быть?". И с каждой секундой в этом аду наше будущее становилось все более неопределенным. На четвертый день войны сестра со своими друзьями решила отправиться в Ивано-Франковск. Помню, как с родителями вышли проводить ее… Стоим все и плачем, так как не знаем, увидим ли ее снова. Ведь погибнуть можно где угодно, безопасного места нет, есть только расчет на удачу. Когда их машина проезжала мимо Хмельницкой области, произошел взрыв. К счастью, сестра и ее приятели не пострадали.  

А тем временем, в Киевской области ужесточились бои, были взорваны несколько трасс и мостов. Мы с родителями тоже решили уехать, так как понимали, что выехать из столицы позже возможно не получится. Отправились мы в Хмельницкий. Там живут друзья нашей семьи. Ехали по Одесской трассе, в объезд. Представьте, если раньше эта дорога занимала три-пять часов, мы ехали 22. Мои родители до сих пор находятся в этом городе, они добровольно плетут маскировочные сетки. Я тоже занималась этим, будучи в Хмельницком. 

- Но вы в этом городе долго не задержались…

- Еще до вторжения моя сестра выиграла грант на получение образования в Германии. Когда началась война, представители университета связались с ней, чтобы узнать все ли в порядке и приедет ли она. Ведь некоторые студенты так и не смогли прилететь… Они сообщили, что сестра может прибыть в любое время и освободили ее от некоторых финансовых сборов. Когда пришло время ехать за границу, сестра испугалась ехать одна и я решила сопроводить ее.

- А родители?

- Папа не может выезжать из страны, пока не будет отменена всеобщая мобилизация, а мама не хочет оставлять его. Нам было очень тяжело прощаться с родителями. Ведь неизвестно, когда мы увидимся снова. Через неделю, месяц, годы? Но собрав волю в кулак, мы воссоединились с сестрой и выехали в Польшу. Там нас очень радушно встретили волонтеры. Добравшись до Кракова, мы буквально сразу же направились в Германию. По пути к городу Гисен, где сейчас учится сестра, мы остановились в немецком городе Дрезден и зашли в кафе, чтобы перекусить. Я попросила у баристы кофе, а он спросил, откуда мы. Когда узнал нашу историю, бесплатно угостил напитками. Это было очень приятно. Люди стараются помогать всем, чем могут.

- Где вы с сестрой остановились по прибытию в Гисен?

- Мы с сестрой жили в общежитие ее вуза. Оставаться постоянно там я не могла, нужно было получить временное убежище и тогда немецкое правительство помогло бы мне с жильем, питанием и всем необходимым. Однако я понимала, что нахожусь не в самой тяжелой ситуации, в отличии, например, от харьковчан, которые остались ни с чем, их жизнь полностью разрушена… Я подумала, что они нуждаются в этой помощи больше, чем я. Европа все-таки нерезиновая. Так что спустя две недели я приняла решение уехать в Азербайджан.

- Почему именно сюда?

- Я давно была заочно знакома с вашей страной и народом. В Украине у меня было двое одноклассников-азербайджанцев. Они даже научили меня нескольким азербайджанским словам. А однажды моему папе предложили работу по двухлетнему контракту в Баку, и мы временно жили в вашей стране. Меня здесь сразу очень тепло приняли. Было безумно комфортно, ведь большая часть населения говорит по-русски, так что языковой барьер отсутствует. В Баку я закончила восьмой и девятый классы. И за этот небольшой период обзавелась друзьями на всю жизнь. Когда я вернулась на Родину, они приезжали ко мне в гости, также, как и я к ним.

- Как ваши друзья из Азербайджана отреагировали на происходящее в Украине?

- У меня есть компания подруг из Азербайджана. Они написали мне в первый же день войны и были на связи вплоть до моего приезда. Из-за постоянных звуков пролетающих снарядов, взрывов и сирены я не спала ночами. Поэтому девочки решили спать по очереди, чтобы кто-то из них поддерживал меня. В самые страшные моменты они были со мной на связи. Они не раз приглашали меня в Баку. Поэтому я решила приехать, так как здесь меня ждали близкие люди.

Однако путь до Азербайджана оказался не таким легким. Мне пришлось отправиться в Австрию, далее на поезде в Венгрию и только потом я прилетела прямым рейсом в Баку. Внутри Европы я передвигалась бесплатно (эта возможность предоставлялась всем украинцам). В Азербайджане меня встретили подруги. Это был очень трогательный момент. Наконец, я не плакала, а улыбалась.

- А живете вы сейчас у кого-то из подруг?

- Да. Родные одной из подруг тепло меня приняли. Они очень вкусно кормят, я даже поправилась (смеется). Члены ее семьи переживают за происходящее в Украине. В целом азербайджанцы нас очень понимают, ведь ситуация до боли знакомая. Порой даже проходя по улице, я слышу, как люди обсуждают войну на моей Родине. И большинство поддерживают Украину. Когда кто-то узнает, откуда я приехала, они всегда предлагают любую помощь и очень поддерживают.  

- Чем вы занимаетесь в Азербайджане?

- Я пытаюсь разобраться с документами. Мне выдали разрешение на проживание в Азербайджане на 90 дней и сказали, если ситуация в Украине не изменится, мне будут предоставлены льготы. Я могла бы получить статус беженца, но желания нет. Все же есть надежда, что скоро война закончится.

Раньше я работала в сфере авиации, а сейчас, к сожалению, профессионально не развиваюсь. Но очень хотела бы найти дело, чтобы не сидеть на месте. А пока я гуляю, наслаждаюсь прекрасной погодой и красотами города, провожу время с друзьями. Например, не так давно мы посетили украинский ресторан. Это был день, когда в нескольких странах мира одновременно готовился борщ. Там я встретила своих соотечественников. Мы мило поговорили и договорились видеться на различных мероприятиях.

- Ваше психологическое состояние немного наладилось?

- Мне уже намного лучше. Здесь я чувствую себя в безопасности, Азербайджан - мой второй дом. Но в любом случае мои сердце и душа с семьей и всем украинским народом. Переживать эти события на расстоянии очень сложно. Когда я вижу извещение в телефоне о воздушной тревоге в том или ином районе Киева, судорожно вспоминаю, кто из близких сейчас находится там. А если в новостях натыкаюсь на сообщение об обстрелах, сразу же звоню родителям. Вы не представляете, что я испытываю, когда они не берут трубку… У меня начинается истерика. Я ежедневно на связи с родными, они постоянно успокаивают: "У нас все хорошо".

Вдобавок к этому меня мучает синдром выжившего. Я виню себя за все, например, за то, что наслаждаюсь кофе в кафе, пока многие украинцы не могут выйти из бомбоубежища, чтобы выпить воды. После окончания войны обязательно обращусь к психологу.

Но сейчас я понимаю, что для счастья, как оказалось, нужно немного. Конечно, меня заставляют улыбаться хорошие новости из Украины. Я была счастлива, когда узнала, что наша армия освободила Киевскую область. Кто бы мог подумать, что украинские военнослужащие составят конкуренцию российской армии. Ведь по вооружению и численности они сильнее. Но у наших людей есть преимущество - стимул бороться за свою землю и свободу.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Политика