22 
мая
2018
22:02
23
52
1931
Virtual karabakh

АДР-100: Создание Коммунистической партии

Oxu.Az продолжает публикацию статей, каждая из которых посвящена одному из 23-х месяцев существования Азербайджанской Демократической Республики.

Новая статья отражает события февраля 1920 года.

Отношения с Советской Россией ввиду уже второй ноты правительства ухудшались. Еще в конце января Политбюро ЦК РКП(б) приняло предложенную Лениным резолюцию: «Поручить комиссариату по иностранным делам вести политику величайшей сдержанности и недоверия по отношению к азербайджанскому правительству ввиду того, что оно отказало нам в предложении совместных военных действий против Деникина и оказывает услуги военным силам Англии, действующей против нас на Каспийском море».

В очередном ответе Чичерину, в телеграмме от 5 февраля, Хойский указывал, что «всемерно приветствуя твердое решение советского правительства неуклонно руководствоваться принципом признания прав народов на национальное самоопределение, азербайджанское правительство, тем не менее, должно с чувством глубокого сожаления констатировать, что ни в одной из двух радиотелеграмм народного комиссара Чичерина ясно и категорично не выражено безусловное признание советским правительством независимости Азербайджанской Республики, тогда как такое признание советским правительством уже сделано в отношении Польши, Финляндии и Эстонии, невзирая на то, что с ними советское правительство находилось в состоянии даже вооруженной борьбы».

Одновременно усиливалось и влияние большевиков, которые уже практически полностью контролировали Бакинскую рабочую конференцию, активно агитировали среди крестьян и рабочих. Балахано-сабунчинский полицмейстер в своем рапорте писал: «существующие рабочие клубы являются рассадником пропаганды противоправительственных идей. В этих клубах происходят митинги и часто читаются лекции, направленные против существующего порядка и законов республики, причем выносят резолюции о ниспровержении существующего строя».

Все это вкупе привело к тому, что 11 февраля 1920 года в рабочем клубе, расположенном вблизи редакции газеты «Каспий» (ныне рядом со сквером Сабира) нелегально собрался I съезд коммунистических организаций Азербайджана – «Адалят», «Гуммет» и Бакинская организация РКП(б). В съезде принимали участие 120 делегатов. На нем было принято решение об образовании Азербайджанской коммунистической партии (большевиков).

Был избран Центральный комитет организации, в который вошли К.Д. Агазаде, А. Байрамов, Д. Буниатзаде, М.Д. Гусейнов, И.И. Довлатов, В.Г. Егоров, А.Г. Караев, М.Б. Касумов, В.И. Нанейшвили, М.Г. Плешаков, Г. Султанов, Н.И. Тюхтенев, А.Б. Юсифзаде, С. Якубов. Председателем президиума был избран М.Д. Гусейнов. О роли коммунистов могло говорить то, что в феврале же были организованы такие же конференции в Шемахинском уезде, Загатальском округе и других регионах. Ячейки распространились практически по всем регионам страны.

Одновременно ЦК партии принял решение о курсе на вооруженное восстание. 27 февраля были распространены листовки с призывом к установлению в Азербайджане Советской власти. Начали формироваться боевые организации.

Тем временем верховный комиссар Англии в регионе М. Уодроп совершает визиты по региону. В одном из своих заявлений, он сообщил, что «как я, так и английское правительство являемся русофобами. Наши интересы на Востоке противоречат интересам России. Тот, кто является русофилом, вряд ли может быть нашим другом. Тот, кто проводит политику вразрез с интересами России, является нашим истинным другом, заслуживающим нашей поддержки... Сейчас все республики Закавказья имеют одного опасного врага, и этот враг – Россия. Именно против этого врага вы должны направить все свои силы, создав вместе со своими соседями единый фронт».

Кстати, в рамках своего визита он также фактически заявил, что Великобритания не намерена оплачивать долг правительству Азербайджана.

Помимо России, министр иностранных дел Хойский обменивался нотами и с МИД-ом Армении вокруг пограничного конфликта в Зангезурском уезде. Туда даже были направлены небольшие войска. А военное министерство и МВД обсуждают вопросы обеспечения армией.

Заслуживающим внимание событием стало то, что один из солдат, вышедших в отпуск, умер от болезни у себя дома, но завещал родным вернуть его амуницию в армию, так как в армии не хватает амуниции.

Население кое-как старалось поддержать армию. К примеру, генерал Шихлинский в своей телеграмме указывал, что население Кубинского уезда передало армии 4 тысячи пар носков. Но в некоторых регионах, наоборот, оказывалось сопротивление.

В своем письме военному министру Х. Султанов сообщал, что при размещении Шекинского полка в имении Юзбашева в армянском селении около Тертера, армяне окрестных селений на общем сходе 11 февраля решили не допускать расквартирования в доме Юзбашева, оказав сопротивление при занятии.

22 февраля в Баку прибыла Итальянская гражданская миссия во главе с сенатором Конти. Основные цели у нее были экономические. Итальянская гражданская миссия состоит из 33 человек, преимущественно из финансистов и специалистов по различным отраслям промышленности и торговли. Миссия делится на различные секции, среди которых имеется и железнодорожная секция.

Основная цель миссии - достижение соглашения с правительствами Азербайджана и Грузии по различного рода вопросам финансово-промышленного характера, в том числе и по вопросу о возможностях улучшения железнодорожного хозяйства сети закавказских железных дорог.

В парламенте тем временем возникла проблема в связи с болезнью и отсутствием заместителей председателя. Поэтому было решено избрать нового старшего товарища председателя. На место Г. Агаева был избран М. Джафаров. Февраль в определенной степени был довольно продуктивным месяцем для парламента, они обсудили практически несколько десятков вопросов и законопроектов (принято 14 законов). За одно заседание им удавалось обсудить сразу 2-3 законопроекта, что довольно быстро по сравнению с более ранними периодами.

Одним из важнейших законов, принятых в это время, является закон об амнистии от 12 февраля 1920 года. Амнистия распространялась на многих арестованных. В законе было примерно 19 пунктов. Согласно закону, амнистии подвергались также лица, «совершившие до 28 мая 1918 г. преступные деяния, за которые определено в законе наказание не выше заключения в исправительном арестантском отделении, а равно всех, которые приговорены или будут приговорены к таковому наказанию за более тяжкие преступления».

К данной категории относились и армяне, обвиненные в совершении преступлений против мусульманского населения в 1918 году. Были даже освобождены от ответственности лица, не уплатившие квартирный налог и иные выплаты. На том же заседании парламент утвердил поправки в закон об изменении некоторых статей Устава гражданского судопроизводства, пошлин за рыболовство, акцизов за нефтяные продукты, временного таможенного тарифа на вывозимые из страны предметы роскоши.

Другим приоритетным для парламента документом была деятельность Центральной избирательной комиссии по выборам в Учредительное собрание. Срок выборов откладывался, и поэтому вопросы о его финансировании обсуждались в спешном порядке.

Из доклада главы комиссии Эфендизаде выясняется, что при выработке проекта сметы расходов на производство выборов в Учредительное собрание, Центральная комиссия, ввиду того, что вопрос о границах республики в окончательном виде еще не разрешен, исходила из территории, разделенной на 18 уездов (видимо, включены и Тифлисская с Эриванской губерниями) с населением приблизительно в три миллиона человек, более двух третей которого составляют тюрки.

Исходя из этого расчета, нужно принять, что количество избирателей по всей республике составляло 1 350 000, в том числе количество избирателей в городах - приблизительно 250 000. Общее число селений в 18 уездах равно 4 125. Общее число сельских избирательных участков определяется в 1 800.

Срок для производства предвыборных операций устанавливается 88 дней (получается примерно середина мая), «считаясь с крайними трудностями, с которыми сопряжена в настоящее время такая сложная работа как перепись и организация выборов, долженствующая привести в движение тысячи работников в 18 общинных уездах и вследствие решения Центральной комиссии вести все производство на тюркском языке, срок полного действия Центральной комиссии определяется в пять месяцев, срок действия уездных комиссий - в четыре месяца, срок действия сельских комиссий - в два месяца и срок действия городских канцелярий - в 40 дней». Совокупные расходы составили 20 млн. рублей.

Из экономических законопроектов были также утверждены закон о выдаче 10 млн. ссуды Бакинскому управлению, о передаче Шушинской ковроткацкой мастерской  министерству земледелия, утверждении штатов Гянджинского военного завода, о расширении прав минфина в деле таксации сборов, об освобождении привозимых предметов печати.

Но главным экономическим мероприятием парламента должно было стать утверждение законопроекта о государственном бюджете, но парламент то вносил данный законопроект, то отзывал. В итоге проблемы возникали и у самого правительства – было непонятно, откуда выплачивать деньги.

В итоге министерству просвещения выплачивали деньги из запасного фонда за 1919 год, а покупку медикаментов осуществляли усилиями аж 6 министерств: медицины, военного, путей сообщения, юстиции, просвещения и почт.

Одновременно им было необходимо выплачивать ссуды нефтепромышленникам для выплат заработной платы. Было решено создать очередную комиссию для обсуждения данного вопроса.

Проблемы с руководством застали не только парламент, но и правительство. И уже можно было судить о том, что намечается правительственный кризис. Так, 18 февраля министр внутренних дел М.Г. Гаджинский сложил с себя полномочия ввиду того, что был не намерен проводить жесткую политику по отношению к большевикам и рабочему движению.

«Мусават» не был намерен упускать данное министерство, и поэтому партия 23 февраля рекомендовала на эту должность М. Векилова, самого молодого министра в правительстве. А его заместителем - одного из радикальных лидеров партии «Мусават» Ш. Рустамбекова.

В итоге началась борьба с большевиками и рабочим движением. Только к концу февраля были произведены аресты среди региональных отделений большевиков, закрыты несколько рабочих клубов, газеты («Новый мир» большевиков, «Единая Россия» кадетов и т.д.).

Этими мероприятиями возмутилась партия «Иттихад», которая обвинила «Мусават» в незаконном узурпаторстве власти, заявив, что «Мусават» случайно оказался в большинстве в парламенте.

Доказывая незаконность господствующего положения «Мусавата», печатный орган партии - газета «Иттихад» писала: «Когда будет иметь место свободное волеизъявление народа, когда какая-нибудь партия в результате выборов окажется в большинстве, тогда она имеет право считать себя господствующей. А численный перевес в парламенте «Мусават» привез из Тифлиса и пополнил плетьми полицейских сатрапов».

Ахмет Пепинов (1893-1937)

А. Пепинов родился в 1893 году в городе Ахалцых в семье турка-месхетинца Омар аги Пепинова и племянницы Омара Фаига Неманзаде. Последний принимал активное участие в развитии ребенка.

В 1900 году при переезде в Шемаху О.Ф. Неманзаде взял Ахмета с собою, где и обучил последнего письму, счету, арабскому и персидским языкам. В 1902 году после Шемахинского землетрясения А. Пепинов оказался под завалами, откуда его живым смогла вытащить жена О.Ф. Неманзаде. Затем при содействии дяди, его устраивают в Тифлисскую гимназию.

Обучаясь в гимназии, он временами оставался дома у М.Д. Мамедкулизаде. Именно он был одним из тех, кто ухаживал за Сабиром в его последние дни.

После получения среднего образования в Тифлисской гимназии, в 1913 году он поступил на юридический факультет Московского Государственного Университета. В период обучения он знал несколько европейских языков и ознакомился с трудами Маркса и Энгельса на немецком. Именно тут он становится социал-демократом.

Тут он также принимал участие в культурных мероприятиях, организуемых азербайджанским землячеством, которым некоторое время руководил. Одновременно активно публиковался в азербайджаноязычной прессе Баку.

После получения высшего образования в 1918 году он вернулся в Тифлис и тут же вошел в активную общественную деятельность как член партии «Гуммет». Он оказался в составе Закавказского Сейма, мусульманского национального совета. Принимал активное участие в различных заседаниях.

Впоследствии в декабре 1918 года вошел в парламент Азербайджана. В парламенте он принимал активное участие в рассмотрении большинства законопроектов, в особенности, связанных с рабочим и аграрным вопросом. По большинству вопросу состоял в оппозиции правительству. Одновременно принимал активное участие в открытии БГУ, отправке азербайджанских студентов за рубеж и иных просветительских мероприятиях.

Несмотря на оппозиционные настроения, он был довольно близок с Зампредом парламента (фактическим председателем) Гасан беком Агаевым. Впоследствии в 1924 году женился на его дочери.

22 декабря 1919 года был назначен труда и земледелия. Сразу же после назначения на пост министра Пепинов потребовал вернуть законопроект «О земельном обеспечении населения Aзepбайджанской Республики» из Управления делами правительства для доработки в министерство.

28 декабря 1919 года новым министром было созвано совещание по рабочему вопросу при участии профсоюзных организаций. Ахмед-бек Пепинов указал на невмешательство администрации в сферу профсоюзных организаций, заверив рабочих о прекращении политических налетов на Рабочий клуб и рабочие организации.

Также Пепинов обещал, что бакинское военное генерал-губернаторство будет упразднено и будет предоставлена полная свобода собраний, а также увеличены ставки оплаты труда. Рабочие же обещали поддержать Пепинова при условии соблюдения всех данных им обещаний. Но это ему не удалось.

После смены главы МВД весной 1920 года началась активная борьба с рабочим движением (к тому моменту уже пробольшевистски настроенным). Были арестованы целые партийные организации большевиков, закрыты рабочие клубы и газеты.

20 марта 1920 года Пепинов на очередном заседании парламента заявил протест по поводу закрытия Рабочего клуба и произведенных арестах. Большая часть депутатов парламента отвергла предложение Пепинова обсудить этот вопрос. В связи с этим уже на следующем заседании парламента Пепинов заявил, что подает в отставку.

23 марта 1920 года Ахмед-бек Пепинов сложил с себя полномочия и подал в отставку с поста министра. Это стало первым шагом в правительственном кризисе. После него подали в отставку и другие министры, представляющие оппозиционные партии (социалисты, «Иттихад» и «Эхрар»).

В апреле 1920 года для задержания ввода частей Красной Армии в Азербайджан Пепинов вместе с другим членом парламента Рагим-беком Векиловым был направлен в Грозный для переговоров. Тут у него завязалась дружба с С. Орджоникидзе, впоследствии помогавшим его семье при аресте Пепинова в 1930 году.

После установления Советской власти, он изначально работал в Наркоме иностранных дел. Затем был направлен в наркомат труда. Также руководил работами в сфере просвещения и публицистике.

8 декабря 1930 года он был арестован. По его делу проходили М.Г. Гаджинский и многие другие. В 1931 году его приговорили к расстрелу, но после давления С. Орджоникидзе, ему дали 10 лет, а затем изменили на ссылку. Поэтому он вынужден был переехать в Ульяновск. Оттуда отправился в Алма-Ату, где с 1934 года был заместителем министра просвещения республики.

Несмотря на все просьбы друзей и знакомых, он так и не стал членом компартии к этому времени. В 1935 году его ссылка завершилась и, возвращаясь из Казахстана в Баку через Москву, Орджоникидзе ему рекомендовал оставаться в Казахстане и не возвращаться в Баку. Но это не помогло, в 1937 году в Ульяновске он был задержан по прощению НКВД Азербайджана.

Долгое время ни в чем не признавался и подвергался пыткам. Впоследствии признал свою «антисоветскую деятельность». Летом 1938 года он был расстрелян. Распространялись слухи о том, что был расстрелян лично Багировым. Был реабилитирован в 1957 году.

Тогрул МАШАЛЛЫ
www.oxu.az

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Общество