23 
нояб.
2019
10:57
36
63
4419
Virtual karabakh

Главврач психбольницы: Некоторые родители предлагают убить их детей - ЭКСКЛЮЗИВ

Тенденция увеличения легких психических заболеваний наблюдается в современном обществе Азербайджана. Агрессия и безразличие приобрели характер нормального эмоционального состояния. 

О тревожной динамике деградации общества корреспондент Oxu.Az решил побеседовать с главным врачом Республиканской психиатрической больницы №1 Агагасаном Расуловым.  

- Тема психических расстройств в обществе настолько табуирована, что люди часто боятся проходить лечение. Какие психические отклонения чаще всего встречаются в нашем обществе среди так называемых нормальных людей? 

- Элементарно. Если человек сам с собой разговаривает, что-то бормочет себе под нос, значит он галлюцинирует. Бред - довольно распространенное отклонение. Это когда человек говорит то, чего нет (ложные суждения, не поддающиеся коррекции). Определенную часть всех психических больных составляют страдающие бредом.

В обществе много больных легкими психическими расстройствами: неврозами, депрессией, посттравматическими стрессами, бредовыми расстройствами и другими. Эти люди пишут стихи, рисуют картины, занимаются творчеством, работают на предприятиях - они везде, но не попадают в психиатрические больницы. 

- Я, как обыватель, считаю, что людей, страдающих психическими расстройствами, стало больше, потому что напряженный ритм жизни выводит из строя нервную систему и человек рано или поздно срывается. Так ли это?

- В процентном соотношении душевнобольных столько же, сколько было и раньше. Во всех странах мира этот показатель равен 1-2% населения. В США 20% населения страны находится на психиатрическом учете. Но это не означает, что все эти люди признаны больными. В Америке очень распространена практика посещения психиатров и психологов. Они привыкли ходить к этим специалистам по всяким мелочам. Увидели странный сон - записались на прием к врачу.

Почему сейчас людям кажется, что душевнобольных стало больше? Проблема в том, что Земля перенаселена, люди часто соприкасаются друг с другом. Люди изменились, стали агрессивными, безразличными, прагматичными и более аутизированными. При этом отмечу, что каждый человек хоть раз в жизни страдал психическим расстройством.

Считаю, что очень многое зависит от СМИ, которые только и делают, что распространяют негативную информацию вроде того, что поезд сошел с рельсов, произошло ДТП с летальным исходом, зарезали кого-то и так далее. Много ненужной информации в социальных сетях, интернет-пространстве. А дурной пример, как вы знаете, заразителен. Бедный Филипп Киркоров шикарно поет, а СМИ копаются в его грязном белье, везде ищут негатив. Это позволяет закрасться в душу червяку ненависти, недоверия. Человек поддается соблазну осквернить, очернить другого.

Вы знаете, каждый человек боится закрытой двери, потому что не знает, что за ней, но, движимый любопытством, хочет заглянуть в замочную скважину. Дело в том, то в человеке сидит несколько основных инстинктов: самосохранения, размножения, пищевой и трудовой. О последнем писал немецкий философ Фридрих Энгельс. Если человек потерял трудовой инстинкт, то постепенно угасают пищевой и половой (сексуальный) инстинкты.

- При одном упоминании психиатрической больницы в поселке Маштага люди приходили в ужас, рассказывали всякие страшилки, связанные с лечебницей. А сейчас, как вы думаете, избавилось ли общество от этих стереотипов? Добровольно ли люди обращаются к психиатрам?

- Это великолепный вопрос. Стереотипы остались на прежнем уровне. Многие родители, отдавая своих детей на лечение, говорят страшные вещи: "Забирайте его, что хотите делайте с ним. Хотите - убейте. Нет больше сил терпеть, он (она) нас позорит". Я отвечаю: "Здесь вам не гестапо, и мы не убиваем, а лечим".

Вы знаете, я проводил интересное исследование, в ходе которого были поставлены вопросы:

- Хотели бы вы, чтобы ваши дети учились в одной школе с психически больными?

- Могут ли психически больные заключать браки?

- Могут ли такие больные работать?

- Считаете ли вы психическую болезнь неизлечимой?

- Должны ли психически больные содержаться изолированно или жить в обществе?

И я был приятно удивлен тем, что общество пересмотрело свое отношение к душевнобольным. Если раньше большая часть социума проявляла к таким людям нетерпимость, то сейчас уже половина респондентов продемонстрировала лояльность и допускает, что психически больные не должны быть изолированы от общества и могут жить полноценной жизнью.

А если говорить о нашей больнице, то дело в том, что она была построена на территории колонии для душевнобольных. Почему колония? Потому что здесь больные одновременно и лечились, и работали, обеспечивая свое пребывание. Это были довоенные голодные годы. Больница была рассчитана на 60 коек, и, конечно же, здесь в прошлом происходили неприятные вещи.

Раньше пациенты содержались за решеткой. Санитары через решетки раздавали больным таблетки, не проверяя, приняли они их или нет. Но все изменилось. Сейчас изолированы больные, проявившие агрессию. Остальные находятся в открытых отделениях. В случае возбуждения больного достаточного одной инъекции, чтобы он успокоился.

Постепенно больница обросла корпусами, а количество коек достигло 2040. Еще 10 лет назад, когда я пришел сюда главврачом, здесь было 1230 больных. В настоящее время на стационарном лечении находится 2 430 пациентов.

Мы делаем все возможное, чтобы стигмы о сумасшедшем доме, доме скорби ушли в прошлое. Однако же у людей еще такое представление присутствует. Я думаю, лет через 30 ситуация изменится. 

- Я слышала истории о том, как пациенты годами жили в психбольнице в Маштага.  

- У нас есть пациент, который живет здесь 51 год. Говоря о средней длительности пребывания на стационарном лечении, отмечу, что в Азербайджане меньше года на таком лечении пребывает 89% больных, от года до пяти лет - 8,5%, больше пяти лет - 2,6%. А странах Евросоюза меньше года лечится 85%, от года до пяти - 10%, больше пяти лет - 5% больных.

Если у пациента наблюдается улучшение состояния здоровья, лечение дает положительный эффект, мы отпускаем его домой. Но на этой стадии работы у нас возникает очень много проблем. Нам приходится много "воевать" за то, чтобы родные пациентов забрали их домой.

Выписываем пациента домой, отправляем письма в исполнительные власти районов, полицию, чтобы приняли все необходимые меры. Но звонит участковый полиции и заявляет, что дочь закрыла дверь и не пускает выписавшуюся из больницы мать в дом. Женщина вынуждена ночевать под забором. Был случай, когда мужчина после смерти родителей не принимал в дом своего больного брата, тогда как оба они являются прямыми наследниками жилья.

Мы пытаемся убедить родных в том, что с годами болезнь прогрессирует и для таких больных важно хоть недолгое, но пребывание в стенах родного дома. Это очень помогает, для них важна даже такая мелочь, как выпить чай из домашней чашки или спать в своей постели. Но реальность такова, что совместное проживание с психически больными становится в тягость родственникам и в итоге родные отказываются от них. 

 Но не оставлять же их на улице, и мы вынуждены забирать больных обратно. И таких случаев много. На данный момент у нас около 1000 больных, которые прошли лечение, но занимают койки, потому что им негде жить. Мы фактически отчуждаем больных от социума, но это происходит не по нашей вине. Здесь к работе должны подключиться социальные службы, которых в Азербайджане нет. 

- Кто попадает в психбольницы?  

- Попадают люди, склонные к определенным правонарушениям, те, чьи действия невозможно контролировать. Поэтому таких изолируют от общества.

- Говорят, что в настоящее время принудительное лечение возможно только, если человек совершит преступление в невменяемом состоянии. Во всех остальных случаях нужно согласие родных больного.

- Есть два вида судебного рассмотрения вопроса принудительного стационарного лечения психически больных. Первый - когда человек совершает уголовное преступление, и суд, доказав его невменяемость, направляет на принудительное лечение. Второй - это когда больной еще не совершил преступление, но опасен для себя и окружающих. Тогда составляется акт, вызывают врачей скорой помощи, полицию. В течение 48 часов ставится диагноз, врачебный акт направляется в суд. Далее в течение пяти суток суд принимает решение о том, нуждается ли больной в недобровольной госпитализации или нет. В этом случае лечение больного длится до 6 месяцев.

- Какие болезни в основном наблюдаются у ваших пациентов?

- 24% больных, находящихся на стационарном лечении, - это шизофреники, 17% страдают от органического поражения головного мозга, у 11% - расстройство личности и психопатия, 9% - это потребители психоактивных веществ, то есть сильнодействующих наркотических средств, у 7% - аффективные расстройства и 32% - другие заболевания.  

- А есть среди ваших пациентов "императоры" и прочие великие люди?

- Есть такие пациенты, которые каждый день "разговаривают" по телефону с главами государств. Они там со всеми общаются. В основном эта симптоматика была в прошлые годы, когда медикаментозное лечение было ограниченным.  Дело в том, что бред величия появляется на последних стадиях психического заболевания.

- Буквально перед встречей с вами я увидела в коридоре видного статного молодого мужчину с матерью и невольно подслушала их разговор. Мать сказала ему: "Три месяца поработаешь, потом приедешь и месяц подлечишься". Он кивал ей в знак согласия.

- Я понял, о ком идет речь. У этого парня шизофрения. Причем он занимает хорошо оплачиваемую должность в крупном торговом объекте России. Финансовая часть работы возложена на него. Из-за напряженного рабочего графика у него произошел нервный срыв, он начал нападать на людей. Это случилось после того, как позвонили директору объекта и заявили, что у них недостача на 2 миллиона рублей. Наш пациент четыре дня подсчитывал финансы компании, но не смог найти недостачу в 2 миллиона. А потом в офис компании позвонили и сказали, что с 2 миллионами вышла ошибка и что недостачи, оказывается, нет. После этого у него случился срыв.

- От нормального состояния до сумасшествия - один шаг?

- Можно так сказать. Есть люди, у которых такие изменения происходят постепенно, а бывает, что внезапно "крышу сносит". Никто не застрахован от психических расстройств. Они всегда рядом с нами.

- Сколько больных поступает к вам за год?

- В 2012 году в больницу поступило более 14 000 больных и выписалось столько же, в 2014-м поступило 18 600. Больница расширилась, условия содержания здесь улучшились, повысилось качество обслуживания пациентов. Питание здесь нормальное, все выдается по нормативам. Первые месяцы работы я уволил половину персонала за допущенные в работе нарушения. Раньше здесь работали 363 человека, а сейчас у нас 900 сотрудников. Много молодежи, вы и сами это видите. В прошлом родители не пускали своих детей работать в психбольнице из-за дурной славы, но теперь молодые кадры охотно приходят к нам.

Отмечу также, что у пациентов есть возможность работать, у нас тут организовано гончарное дело, вязание. Также они занимаются уборкой территории. Среди наших пациентов женщин в два раза меньше, чем мужчин. Это объясняется тем, что женщины - послушные и их можно оставить дома, а с мужчинами больше проблем.

На принудительном лечении у нас находится 117 осужденных.

- Бывает ли, что ваши пациенты бегают по отделению нагими? Как вы поступаете с ними в этом случае?

-  Недавно был такой случай. Это перевозбуждение. Да, бегают, потом успокаиваются и обратно одеваются. Здесь их понимают, им сочувствуют. Вообще психиатры - люди, все дозволяющие. А за что осуждать? За точто он болен и проявляет себя таким образом? Зачем? Все мы немного больны.

- Спасибо за интервью.

- Спасибо вам.

Рамелла Ибрагимхалилова

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Общество