17 
авг.
2020
14:16
46
52
1631
Virtual karabakh

Кутюрье Орхан Султан: Люди по полгода готовятся к модным показам - и в итоге пустой зал - ИНТЕРВЬЮ

В мире моды не бывает случайностей. Во многом из-за того, что эта сфера легко трансформируется согласно обстоятельствам вот уже без малого тысячу лет. Период пандемиии короновируса показал, как легко модельные дома "переобулись" и стали выпускать востребованные товары. Так вошли в обиход маски от Valentino, защитные костюмы от Prada и т.д. 

Известный московский кутюрье Орхан Султан в интервью Оxu.az рассказал о потерях и достижениях модного бизнеса в период пандемии, а также о новых возможностях, открывающихся в кризисные времена. 

- В Москве уже давно отменили жесткий карантин. Но как вам жилось и работалось в период действия этих правил?

- Я провел 3 месяца в изоляции в Москве. Это же относится и к моим работникам, и к заказчикам. Просто все остановилось. В России люди достаточно быстро отреагировали на карантинный режим: перестали выходить из дома, ездить куда-либо. 

Несмотря на это, выходил гулять в город, потому что оставаться дома весной и летом очень тягостно. Несколько раз встречался с самыми близкими друзьями, даже ездили на пикничок за город. Но все это с повышенными мерами предосторожности. Ведь надо относиться разумно к этому явлению, думать, как бы не подхватить заразу, а еще хуже - не заразить кого-то, тем более близких людей.  

Но любой кризис закладывает в себя большие возможности для развития, расширения горизонтов. В этот период я нарисовал несколько коллекций. Основываясь на работах Айдан Салаховой, нарисовал черно-белую коллекцию. Начал работать с дизайном интерьера. Делаю эскизы определенных элементов быта. Все-таки как-то я себя нашел во время карантина. Есть определенный финансовый кризис, связанный с потерей заказов. Ну скажем отдохну с семьей один раз, а не три, как планировал. Привычный ритм жизни все-таки поменялся. 

- Как повлияла эпидемия коронавируса на ведение дел в модном бизнесе?

- Мир моды сильно потерял в период пандемии. Так как я покупаю ткани в Италии, то знаю, что некоторые фабрики остановили свою работу. Ничего не летает, привезти заказы невозможно, следовательно, и делать их никто не будет.  

Отмена всяких мероприятий - это главная потеря в модном бизнесе, потому что мода - это то, что должно быть видно всем. Для этого она существует, и этим она питается. 

- В период пандемии все стали свидетелями модных показов в интернете. Смотрели ли вы их? Возможно ли, чтобы мир моды перенесся в онлайн навсегда?

- Я начал смотреть эти показы, когда карантин только начался. Посмотрел несколько показов мировых брендов и, честно говоря, мне стало грустно. Потому что понимаю,  насколько это сложный, трудоемкий и дорогой процесс. Вы же понимаете, люди по полгода готовятся к показам и в итоге пустой зал - ни улыбок, ни аплодисментов. 

Виртуальное общение никогда не сможет заменить эмоции и чувства живого общения. 
Фешн, театр, опера – это все из одной упряжки под названием "перформанс", "представление". Можно, конечно, предположить, что в связи с создавшимися условиями все это может частично или полностью перенестись в виртуальное пространство. Это могут даже сделать "вкусной конфеткой" (благо много креативщиков в этой области), но заменить живые показы невозможно. 

- Ваша первая коллекция наделала в свое время много шума. Как продолжилась ее история?

- У моей первой коллекции "Цветочные грезы придворного ювелира" большая история. Она была сделана по мотивам пасхальных яиц Фаберже. Было много различных отзывов, в том числе в восхитительном тоне. В разное время она выставлялась в Баку, Баден-Бадене, Страсбурге, Париже, Москве, Санкт-Петербурге. 
Сейчас эта коллекция находится в Золотом фонде К.Фаберже, периодически выставляется в Кремлевском фонде. 

В 2005 году вместе с французским коллегой Кристофом Рокселле мы сделали концерт-показ во дворце Гейдара Алиева в Баку. До этого на эту тему я встречался в Париже с известным теоретиком моды Жан-Шарлем де Кастель де Бажаком, который возглавляет первую в мире школу моды "Эсмод". А еще было очень приятно и волнительно получить рецензию от знаменитого Вячеслава Зайцева. 

Когда такие люди дают положительные отклики на твою работу, то понимаешь, что не напрасно учился десять лет.  

- А сколько стоила эта коллекция? Хотелось бы узнать какие деньги крутятся в модном бизнесе…

- Даже не могу точно сказать количество средств, потраченных при изготовлении коллекции, так как процесс несколько затянулся, да и средств на это мы не жалели. 

В качестве спонсора выступал колледж Карла Фаберже, но значительную часть расходов я взял на себя. Могу сказать, что это было очень дорого.

- У вас еще была детская коллекция "Султан Кидс". Получила ли она продолжение? Во что вы сами любили одеваться в детстве?

- Мы постоянно что-то делаем в этом направлении. Это большая ниша, которую мы пытаемся заполнить. 

На сегодняшний день детская одежда является способом и видом искусства для родителей. Любой родитель хочет одеть своих детей красиво. И детская мода – это, скорее, самовыражение родителей. Соответственно, надо отталкиваться от взрослого поколения, чтобы сделать что-то красивое для детей. Это возраст до 15 лет. Тинейджеры уже находятся в возрасте, когда сами выискивают свой стиль, это их самовыражение и своя история. 

В детстве я сам любил носить большие широкие брюки. Помню, как мне привезли из Америки сапоги "Harley-Davidson". Я долго в них "франтовал", делал миксы с одеждой и т.д. Наверное, поэтому мне проще понимать детей. 

- Есть ли какие-то ориентиры в мире моды? Какие дизайнеры вам больше по душе?

- В этом вопросе я ориентируюсь на тех, с кем бы было интересно просто посидеть и поговорить. И тогда, в первую очередь, всплывает образ Джона Гальяно. Это художник чистой воды, абсолютно не бизнесмен. 

Помимо Гальяно я вижу частичку божественного вдохновения в работах Ив Сен Лорана и Валентино. 

- Сейчас вы более известны, как художник по костюмам, одеваете в основном оперных див. Как вы пришли к этому? Было ли это осознанно или стало результатом стечения обстоятельств? 

- Изначально моя профессия - театральный художественный декоратор, художник по костюмам (декоративно-прикладное искусство - это сценические наряды, театральные постановки, балет, опера и т.д.).

Это оставило большой след на моей работе и карьере. Естественно, некоторые элементы, которые мне нужны для подготовки к оперным концертам, я подчерпнул из своего образовательного процесса. 

Конечно это мой личный выбор. Это мое сознание и стремление. В свое время потратил огромное количество времени на изучение всего этого. Больше всего меня в работе вдохновляют оперы Верди и Пуччини. Это та классика, от которой можно отталкиваться.

- Из чего складывается цена? Почему одно платье в пол стоит 100 долларов, а другое 50 000?

- Здесь работают конструктор, мастер, портной, потом делается макет, спектр рисунков для вышивки, далее - заказ платья. Часто ткань стоит дороже, чем сама работа. Иногда платье может быть сделано за несколько дней, а порой - это длительная работа, требующая обсуждений и консультаций. Из этого всего складывается цена изделия. 
Если взять один концерт, один выход оперной певицы, то над этим трудятся около 7-8 человек. Поэтому это и есть дорогое искусство. 

- Сейчас во всем мире любят модерн и эксперимент. Что, если вас попросят сшить сценическое платье, скажем, с джинсовыми вкладками?

- Я за то, чтобы экспериментировать. Ко мне обращались артисты, которые должны были выступать этим летом на фестивале "Жара". Мы уже обговорили определенные эскизы сценических нарядов. 
К сожалению, история не случилась из-за пандемии, но вполне возможно, что мы просто перенесем это на следующий год. Мне нравится работать в современном стиле. 

- Мода, по-вашему, это бизнес или искусство? Вы ощущаете себя художником или портным?

- В любом случае, дело, которому ты себя посвятил, должно приносить тебе достойную жизнь. Поэтому, когда ты получаешь за это деньги - это нормально. Но для художника все-таки на первом месте должен быть творческий процесс. Когда это творчество перерастает в какую-то историю, тогда переходит в историю бизнеса, становится бизнес-проектом, приносит какие-то деньги. Ведь, с другой стороны, оценка твоего проекта в денежном эквиваленте позволяет определить его востребованность в современном мире, а не через 100 лет. 

Если бы работы известнейших художников прошлого оценивались по достоинству, то они не умирали бы в нищете и безвестности. Любой талант, любой труд должен вознаграждаться. Поэтому, на мой взгляд, выражение "художник должен быть голодным" является абсолютным бредом.  

- В современном мире модельеры часто появляются, можно сказать, из неоткуда и потом туда же и исчезают. С чем это связано?

- Сегодня дизайнеры учатся экспресс-курсами и считают, что знают все на свете. Это, скорее, не долговременное участие в индустрии, а точечный проект. 
Много примеров дизайнерских марок, которые с шумом открылись, а потом через год закрылись, и никто даже не помнит, как они назывались. 

Некоторые люди заигрываются этим. Сегодня можно быть известным и популярным, а завтра подсесть на кокаин и послезавтра тебя не будет и о тебе никто не вспомнит. В современном мире можно легко растерять свой талант и раздать свой творческий потенциал. 

- А себя помните в начале пути? Как это было?

- Когда все начиналось все было по-новому. Это как открыть для себя новый мир. Это, наверное, сравнимо с чувством, когда впервые выходишь на сцену в театре. Ты стоишь за занавесом в предвкушении, и нужно отодвинуть портьеру и шагнуть на сцену. Ты понимаешь, что на тебя смотрит 2-3-тысячный зал, а потом все это крутится по ТВ и в интернете. Модельер же выходит всего на минуту в конце показа, так сказать, "на поклон". И надо понимать, что модельеры - это не артисты и не певцы, у них нет актерских навыков, умения вести себя на сцене. Наш человек работает для сцены, а не на ней. И те первые шаги, которые ты делаешь на сцене, как в прямом, так и переносном смысле, ни с чем не сравнимы. 

- Знакомясь с человеком, ловите ли вы себя на мысли одеть этого человека или посоветовать ему какой-то стиль?

- Когда ты видишь человека, то уже понимаешь, что ему подходит, а что не очень. В какой-то момент общения хочешь-не хочешь возникает желание сказать ему об этом, даже если твоего совета не просили. По моему опыту приблизительно 80% людей идет на контакт со мной в этом вопросе, то есть ко мне есть определенное доверие. 

- А если брать деньги за советы? Есть опыт работы личным дизайнером?

- Конечно есть, но мне это не нравится. Возможно, тут играет роль излишняя капризность некоторых людей. С другой стороны, я и так фактически личный дизайнер некоторых оперных певиц. 

Во время карантина открыл агентство "Султан". Помимо нарядов оперных див, мы занимаемся еще и организацией их концертов. В последнее время это стало довольно востребованным на постсоветском пространстве. В процессе работы подбираем и стилиста, и парикмахера, и визажиста, и украшения, и обувь, вплоть до тона кожи. Мы создаем стиль человека. Это очень интересно, потому что остается в истории. 

- Напоследок, традиционно о планах. Расскажите об отложенном концерте в Баку. Какие еще ожидаются проекты после карантина?

- Планируется несколько больших концертов. У меня есть большая коллекция, вдохновленная бессмертной оперой Пуччини. Это своеобразный микс оперы и моды. Проект "Турандот" - это 53 выхода моделей, плюс 10 партий оперных певиц, которые тоже будут в модных платьях от кутюр. Эта коллекция создавалась почти 2 года. В нее вложено огромное количество труда и времени. 

29 февраля этого года у меня был запланирован оперный концерт в Баку во Дворце Гейдара Алиева. Это должен был быть большой перформанс, с участием известных оперных певиц. Он был поддержан на правительственном уровне и не реализовался лишь по причине пандемии коронавируса. 

Наши организаторы не взяли на себя ответственность и перенесли даты его проведения, потому что никого не хотели подвергать опасности. Мы решили это просто перенести на посткарантинный период. Скорее всего, это уже будет весной 2021-го года, о точной дате будет оповещено. 

16 октября в Москве пройдет большой оперный концерт. Еще будет концерт в католическом соборе – один из видов оперы, популярный на Западе. Верди и другие известные композиторы в своем творчестве обращались к религиозной теме и это получалась своего рода медитация. Выступаю как продюсер этих проектов. 

Намик Гасанов

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Общество