мая
2021
15:26
167
4
974
Virtual karabakh

Военный врач: Я узнал об освобождении Шуши в операционной - ИНТЕРВЬЮ + ФОТО/ВИДЕО

Некоторое время назад в социальных сетях распространилась фотография военного врача, вся форма которого была в крови. Запечатленный на кадре доктор - майор запаса Эльгюн Самедов. Он окончил военно-медицинский факультет Азербайджанского медицинского университета. Затем занимал различные связанные с медициной должности в азербайджанской армии, уволился в запас в звании майора. Прошел курс усовершенствования по общей хирургии в госпитале Гюльхане в Турции, участвовал в апрельских боях и 44-дневной Отечественной войне в качестве врача.

Представляем интервью Oxu.Az с Эльгюном Самедовым.

- Что значит война для врача?

- Мой дядя был хирургом, дед моего отца стал жертвой репрессий. Дядя моего отца был военным врачом, пропал без вести на войне 1941-1945 годов. Мы продолжаем их путь. Я всегда мечтал о войне. Мечтал, чтобы восстановилась справедливость. Во время моей работы в Нафталанском госпитале я был востребован как хирург. Но я хотел, чтобы подвернулась такая возможность, чтобы я мог эвакуировать раненных на машине скорой помощи и увидеть освобожденные земли. К счастью, это произошло: хоть и не в 2016 году, а в 2020-м.

- Расскажите о вашем участии в Отечественной войне.

- С первого дня войны мы принимали раненных в Yeni Klinika в Баку. Через 5-6 дней я был командирован в Физулинский госпиталь. Там мы отвечали за хирургические операции. Поступали тяжелораненые.

- Какой был самый впечатляющий момент?

- Не помню, чтобы у нас была возможность хотя бы вздремнуть накануне взятия Шуши. У нас было много сложных операций. Вывезенных с поля боя раненых сначала доставляли в наш госпиталь. Один случай запомнился мне навсегда. Когда мы готовили раненого перед отправкой в Баку, у него произошло внутреннее кровотечение. Я провел две операции подряд, однако кровотечение не остановилось. Его тонкая кишка была повреждена в четырех местах. Этого же военнослужащего я прооперировал в Баку. С его семьей у нас установилась особая связь.

- Были ли у вас пациенты с вражеской стороны?

- Со стороны противника была пара обращений. Это были пленные. Им была оказана первая помощь. Необходимости в хирургическом вмешательстве не было.

- Оставляли ли вам завещания?

- Конечно же, было такое. Но я им говорил, что они будут жить, поэтому спешить не нужно. Были такие моменты, когда невозможно было спасти раненого. Отходил в сторону, немного оставался наедине, затем принимал следующего. На самом деле, в медицине таких сентиментальных моментов быть не должно. Но когда видишь, что раненого невозможно спасти, это приводит к серьезной травме у человека.

- Как ваша семья поддерживала вас во время войны?

- Уходя я им сказал, чтобы они терпеливо ждали меня. Особо могу отметить письмо моей дочери. Могу сказать, что война изменила мою жизненную философию.

- Что бы вы хотели сказать напоследок участникам войны, семьям шехидов?

Шехиды и участники войны - источник нашей гордости. Они настоящие герои. Благодарность им за то, что сегодня мы с гордостью называем себя азербайджанцами.

Алмаз Гасымова

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Общество