18 
нояб.
2013
15:39
25
2
14539
Virtual karabakh

Пожизненно осужденный Сергей Стреляев: Я не убивал

«Меня обвинили в двойном убийстве, но так и не придумали мотив».

Интервью Oxu.Az с пожизненно осужденным Сергеем Стреляевым.

В начале ноября о 34-летнем Сергее Стреляеве, который отбывает пожизненное наказание за двойное убийство, совершенное около 11 лет назад, наперебой сообщали все отечественные СМИ – газеты, телеканалы, интернет-ресурсы.

Причина? Сергей женился. Да, 31 октября в Гобустанской тюрьме, в которой и отбывает срок Стреляев, состоялась церемония бракосочетания его и совсем еще юной, 18-летней Людмилы Олейниковой.

Параллельно в те дни СМИ напомнили читателям о деле Стреляева, в котором до сих пор очень много белых пятен. По этому поводу в социальных сетях даже была развернута кампания по сбору подписей для того, чтобы дело Сергея было пересмотрено.

Не знаю, что стало в  итоге с этими подписями и  петицией по пересмотру делу Стреляева, но считаю было бы интересным, а самое  главное правильным поговорить и  услышать самого Сергея.

В интервью, которое вряд ли состоялось, если бы не супруга Сергея Людмила Олейникова (за что ей огромное спасибо), пожизненно осужденный поэт (будучи в тюрьме, Сергей стал писать и издал несколько книг) рассказал о том страшном дне, который перевернул всю его жизнь, о тюремных буднях и надеждах на освобождение.  

- О Вашем деле в последнее время написано было очень много. Но при этом очень много осталось недосказанного. Признаюсь, я общался с коллегами, которые в свое время освещали ваше дело, так вот некоторые из них убеждены, что вы все-таки совершили убийство. Мне хотелось бы, чтобы вы сами, ничего не утаивая, рассказали о том, почему случилось то, что случилось?

Почему именно на вас пало подозрение, и без лишних разбирательств вас обвинили в двойном убийстве? И что за некий третий человек фигурирует в деле, который по одним данным утверждает, а по другим нет, что вы хотели убить и его?  

- Около 11 лет тому назад я вместе со своей бывшей девушкой проживал отдельно от родителей как раз неподалеку от наших старых знакомых, чьи тела я впоследствии и обнаружил. Поскольку они были хорошо знакомы с нашей семьей, и, учитывая мое соседское проживание, я иногда заходил их проведать. Это было несколько раз.

Вообще, они сдавали свою квартиру в аренду, в основном, иностранцам, или сдавали посуточно, тем и жили. Я оставил им свои координаты для того, чтобы, если понадоблюсь, они знали, где меня найти. Непосредственно в день преступления они позвонили мне домой и попросили зайти часам к трем для того, чтобы починить телевизионную антенну. На тот момент они как раз нашли какого-то иностранного клиента. Как и договорились, я зашел к ним около трех часов дня, но они меня за порог не пустили. Сказали, что у них гости и попросили зайти вечером. Часам к семи я пришел к ним опять. Дверь была открыта. Из гостиной доносились звуки телевизора. Окликнув их, и не получив ответа, я, ничего не подозревая, прошел в гостиную и сел в кресло.

Дело в том, что иногда они выходили к соседям напротив, дабы попросить тех спуститься в магазин и сделать для них определенные покупки. То есть они сами редко спускались вниз, поэтому, открытая дверь, работающий телевизор в пустой квартире не показался мне странным.

Таким образом, прошло около 15 минут, и я решил пройти в  уборную. В прихожей и в коридоре свет не горел, поэтому я даже не заметил, как наступил на что-то бурое и липкое. Лишь в туалете я это заметил. Включил свет и обнаружил, что из-под двери дальней комнаты тонкой струйкой вытекало что-то очень похожее на кровь. Отворив дверь, я даже сразу и не понял, что в ней находилось, поскольку постель была перевернута, а возле нее завернутая в простыню лежала одна из убитых, чуть подальше вторая.

Я не буду сейчас описывать  вам то, что я испытал в тот момент на эмоциональном уровне. Это не столь важно сейчас. Поэтому описываю хронологию события, стараясь быть беспристрастным.

Сказать, что я испугался, значит, ничего не сказать. Первым делом хотел сбежать оттуда. Бежать, сломя голову. Но постепенно здравый смысл стал возвращаться и я захотел позвонить домой, посоветоваться, что делать. Мобильного у меня с собой не было, а домашний телефон не работал - я обнаружил, что провод с корнем вырван из сети. Поэтому, взяв себя в руки, я пошел умыться, и, когда возвращался на пороге квартиры увидел того самого парня, которого вы назвали третьим и о котором так много писали.

Дальше происходило явно нечто странное. Увидев меня, он тоже испугался не меньше моего. Я не знаю, что он подумал и зачем туда пришел, я просто хотел выбежать оттуда мимо него, но он решил, видимо, что я хочу на него напасть. Между нами завязалась драка. Кажется, я ему разбил нос, его кровь попала на мою рубашку. В конечном счете, он убежал, и я бросился вон из квартиры, но совсем в противоположную сторону.

В принципе, вот и все события того дня.

Как стало мне известно в ходе следствия, тот самый парень побежал в полицию и заявил, что на него напали в таком-то доме. Так и обнаружили тела. В первое время основным подозреваемым был этот парень, но потом искали уже конкретно меня.

Вам как журналисту, наверняка, хорошо известно, как пишутся статьи в уголовной хронике. Репортер идет к следователю, ведущему то или иное уголовное дело, и в дальнейшем в своих статьях описывает то, что ему преподносит следователь. Разумеется, следователь будет при этом преследовать свои интересы, которые соответствуют его взглядам по поводу данного дела, которые иногда бывают настолько неадекватными, что вызывают множество вопросов даже у читателей, не имеющих юридического образования.

Меня обвинили в двойном  убийстве, но так и не придумали мотив. В официальной версии следствия так и написано, что якобы я убил тех двух женщин только за то, что они отругали меня за то, что я бросил свой институт на 4-ом курсе. Если это так, то я однозначно сумасшедший, однако, почему-то меня признали вменяемым, причем для этого хватило пятиминутной беседы вместо того, чтобы, опять-таки согласно нашему законодательству, провести комплексное стационарное обследование.

Версия, согласно которой я якобы убил их ради того, чтобы продать что-то из их вещей, вообще абсурдна, даже следователь такого не говорил. По-моему, это просто домыслы тех самих журналистов, которые тоже понимали скудность версий следователя. В деле у меня нет такой статьи.

Кроме того, из дома убитых ничего не пропало. Не было никаких следов обыска и даже их сбережения и золото остались нетронутыми. Причем на видном месте. Ну, а видеокамеры у них вообще отродясь не было. Я понимаю, откуда берутся такие слухи, но это еще более запутывает суть дела вместо того, чтобы обнаружить истину.

Во время  следствия мне не был предоставлен адвокат и переводчик. Впоследствии следователь привел какого-то адвоката, который только и делал, что просил меня сообщить домой, чтобы ему хоть что-то заплатили. Самому же мне нанять своего адвоката не разрешили, мотивируя это тем, что у меня уже есть адвокат.

Разумеется, заседания судов и первой инстанции, и апелляционного суда проходили с множеством процессуальных нарушений. Опять-таки, во время первого суда переводчика я увидел только на вступительном заседании и во время вынесения приговора. На апелляционном же суде переводчик вообще отсутствовал. Суд велся на азербайджанском языке. Тогда еще я не владел им в достаточной мере, поэтому не могло быть и речи о том, что я смогу защищать свои права должным образом. Юристы знают, что это является грубейшим процессуальным нарушением, достаточным для отмены приговора и назначением нового разбирательства в апелляционном порядке.

По окончанию апелляционного суда мне так и не были предоставлены копии приговоров на моем родном языке, несмотря на мои заявления. Фактически, я несколько лет так и не был ознакомлен с тем, о чем именно гласит приговор вышеупомянутого суда. Впоследствии я стал жаловаться во всевозможные инстанции, но мне всюду отказывали.

До сих пор  я не могу добиться того, чтобы по моему делу состоялось заседание Верховного суда. Говорят, что допустимые сроки подачи жалобы истекли. Но это не моя вина, поскольку я не был вовремя осведомлен о своих юридических правах должным образом. А когда разобрался в том, что к чему, оказалось, что времени у меня больше нет. До сих пор, вот уже как 11 лет, я и мои родные пишем, пишем и пишем, но, как видите, пока безрезультатно. 

- Инициировали ли вы повторное рассмотрение дела? Если нет, то почему? В любом случае, можно ли сейчас ходатайствовать об очередном расследовании?

-  Согласно законодательству, в принципе можно добиться нового проведения суда, но для этого нужен либо протест прокурора Республики, либо постановление Пленума Верховного Суда.

К сожалению,  ни того ни другого добиться я пока не смог.

- Вы ведь уже можете ходатайствовать о помиловании, не так ли?

- Да, после 10 лет отбывания наказания, я имею право один раз в год обращаться к Президенту с просьбой о помиловании. Выходит, что другой надежды, в принципе, и нет…  

Я знаю, многие считают, что, дескать, просто так столь суровое наказание не дают. Но всем людям свойственно ошибаться. Судьи и следователи не исключение. Меня осудили по косвенным уликам, вернее и таковые при дотошной проверке прекращают ими быть, и порождают множество вопросов. Как, например, я мог совершить это преступление, при этом, не испачкавшись в крови? Даже тот самый парень, с кем я столкнулся, утверждал на суде, что моя одежда была чиста. Почему орудия убийства найдены в совершенно другом месте? Причем не были обнаружены мои отпечатки пальцев. Почему свидетелями на суде были полицейские дознаватели, утверждавшие, что при первом осмотре места происшествия твердо решили, что это я убийца, словно сами находились там во время убийства, и все происходило пред их глазами.

Даже парень, с которым я дрался, сказал, что он не отрицает, но и не утверждает, что это именно я совершил убийство.

И еще, почему не был вызван и допущен в зал суда свидетель, который мог подтвердить мое алиби?

Кстати, я не в курсе как сложилась судьба судьи, вынесшего мне приговор, но следователь через несколько лет был уволен из органов из-за допускаемых ошибок.

- Кроме того, что вы вплотную заняты поэзией, скажите, каков ваш распорядок дня в Гобустанской тюрьме, чем еще вы занимаетесь?  
 
- Вы спрашиваете о моем быте. Здесь быта не замечаешь, все словно происходит на автомате. Живешь так сказать от встречи до встречи, ими и меришь время. Ежедневная внутренняя борьба, борьба за выживание…Речь не о физическом состоянии, а об эмоциональном. Каждый день не дает покоя с одной стороны статус «убийцы», с другой стороны все ослабевающая из года в год надежда на торжество истины и некое щемящее чувство безысходности, необратимости... Но я не хочу вызывать у кого-то жалость. Это моя внутренняя борьба, мой удел. Трудно даже год провести в изоляции, не говоря о 11 годах... Именно близкие и родные мне люди и творчество не дали мне сломаться.

- О том, как вы познакомились со своей нынешней женой, мы все уже прочли из интервью вашей мамы. Тем не менее, хотелось бы отметить, что, к примеру, не все в Азербайджане откровенно одобрили ваш поступок. Сейчас объясню. Людмиле конечно надо поставить памятник за ее решение и смелость. Но многие считают, что зная то, что вы, возможно, всю свою жизнь проведете в тюрьме, вы не должны были жениться. Проще говоря, многие обвиняют вас в эгоизме и в том, что вы просто воспользовались молодой и наивной Людмилой.

- Любое серьезное решение, принимаемое нами, требует ответственности, особенно если женишься, да еще находясь в тюрьме, будучи осужденным пожизненно. Знаю, многие считают это эгоизмом с моей стороны… Считают, что я не имею морального права подвергать свою избранницу столь долгому ожиданию и редким встречам. Хочу спросить у таких людей: А что они сами знают о любви?

Для того чтобы искренне любить, совсем необязательно видеться каждый день, быть свободным и не иметь никаких проблем. Любовь в нас, внутри, она согревает нас, вдохновляет и дает жажду жизни. Безусловно, я долго думал прежде, чем пойти на такой шаг. И лишь убедившись в том, что, несмотря на обстоятельства, смогу сделать Людмилу счастливой, решился предложить ей руку и сердце. 

- И как бы  грубо это не звучало, тем  не менее, какой вы видите свою жизнь в ближайшем будущем? 

- Что же касается планов на будущее, думаю, и впредь буду заниматься творчеством. Мне еще есть, что сказать в русской словесности, благо для этого передо мной открыты широкие горизонты. Поскольку, как и любовь, творчество не знает преград, и для него тоже нет ничего невозможного. Ну, а если даст Бог мне вдохнуть свободного воздуха, то еще займусь и тем, что буду оказывать посильную помощь всем, кто в ней нуждается. У меня нет диплома, я ушел из института, не доучившись год, но находясь на свободе, восполню пробел. Возможно, открою правозащитный центр. Было бы глупо не использовать тот опыт, что я накопил за эти годы.

А главное сделаю все, что в моих силах, чтобы хоть как-то отплатить моим маме, брату, жене и другим родным и друзьям за все то, что они делали и делают для меня все это время. Перед ними я действительно в неоплатном долгу. Пусть и невольно, но мое заточение принесло им немало страданий и слез. Они сильные и достойные личности. Не видеть и не ценить это, было бы действительно не просто глупо, а непростительно с моей стороны.

Гамид Гамидов
www.oxu.az

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Общество