23 
мая
2020
15:57
15
71
2068
Virtual karabakh

Румынский футболист: Человек из азербайджанского "Хазара" предложил 250 000 долларов за поражение

В 2005 году Кэтэлин Ликиою стал лучшим бомбардиром чемпионата Молдовы в составе "Нистру" Атаки и помог своему клубу наконец-то выиграть первый финал Кубка. Румынский нападающий дал самое откровенное интервью года порталу Moldfootball.com.

В нем он рассказал:

- как азербайджанский "Хазар" предлагал сдать матч кубка УЕФА за 250 000 долларов;

- как зарабатывал по 10 000 долларов за пару минут, но в 30 лет остался без денег;

- почему румынские СМИ специально показали на всю страну, что лучшим бомбардиром в НД стал не он, а Разван Кочиш;

- про бандитов, которые угрожали ему, чтобы он согласился на понижение зарплаты;

- как капитан сборной "Украины" и "Шахтера" просил в долг на поход в казино;

- кто из молдавских игроков мог выпить бутылку водки с пивом, а на утро сдать лучше всех тест Купера;

- и, конечно же, сколько тысяч долларов остался ему должен Пантелеймоныч.

- По традиции, я всем легионерам задаю один и тот же первый вопрос: расскажи, как ты попал в чемпионат Молдовы? Тебя привез какой-то агент? Или заметил скаут? Или кто-то пригласил из знающих тебя тренеров или игроков?

- Нет. Ни один из этих вариантов. Ты не поверишь, но в вашу страну я попал совсем по другой причине. Я познакомился в Румынии с девушкой из Молдовы. У нас начались отношения. Захотелось быть к ней поближе, и я решил приехать в Кишинев. Потом возникло желание остаться. Возвращаться в Румынию уже совсем не хотелось, и я задумался о том, чтобы продолжить карьеру в молдавском чемпионате.

- А как ты попал в "Нистру"?

- Мало кто знает, но "Нистру" был моим не единственным клубом в Молдове. Точней единственным, но не первым. До этого я полгода тренировался в "Петрокубе-Хынчешть". Думал, что уже подпишу с ними контракт и буду играть, но потом у них возникли проблемы. Тогда там работал тренером Виктор Барышев. Он уходил из Хынчешть в "Нистру" и пригласил меня с собой в этот клуб.

- А как получилось, что на тебя вышли из "Петрокуба"?

- Это тоже очень необычная история. Тогда клуб тренировал покойный Борис Тропанец. Мама девушки, к которой я приехал, его хорошо знала и попросила, чтобы меня взяли на просмотр. Я долго тренировался с ними, но заявить меня могли только, когда наступит перерыв в чемпионате. Ну а потом там возникли проблемы, футболисты и тренеры начали уходить, а дальше ты уже знаешь – Барышев пригласил меня в "Нистру".

- Ты знаешь, что он умер в прошлом году? Задохнулся угарным газом на даче…

- Боже мой! Нет, не знал. Царствие ему небесное. Он был очень хорошим человеком и тренером. Помню, и сын его был классным футболистом.

- Помнишь, какие были твои первые впечатления и мысли, когда ты впервые оказался в Каларашовке? Что ты тогда подумал?

- Первое, что пришло на ум, когда приехал в Каларашовку, подумал, что попал на какую-то забытую богом землю. Но это не отпугнуло. Главное, что там были хорошие и добрые люди. Ко мне отнеслись очень хорошо, и я понял, что хочу здесь остаться, несмотря на все бытовые проблемы.

- Говорят, что о том, какие были условия на базе "Нистру" в начале и середине нулевых годов, можно снимать фильм ужасов. Тогда не было ни Wi-Fi, ни компьютеров, даже стирали руками в тазике. Как ты выжил там?

- Да, там не было ничего кроме цыган и собак (улыбается). Но это не пугало. У нас был классный коллектив. Мы жили очень дружно, как одна большая и сплоченная семья. Понимали, что надо где-то перетерпеть. Конечно, наши конкуренты из Кишинева и Тирасполя жили и тренировались в лучших условиях. Но мы все равно их обыгрывали и были выше в таблице.

- Как проходил тогда твой день?

- В субботу или воскресенье - игра. После едешь в Кишинев. День отдыхаешь там и в понедельник или вторник обратно в Каларошовку. Там двухразовые тренировки каждый день до следующей игры. По вечерам ходили опрокинуть что-то в бар "Алекс". Это единственное заведение, где можно было что-то выпить.

- После Румынии тебе нравилось жить в Молдове?

- Я очень благодарен твоей стране, за то, что именно в ней я вырос и состоялся как футболист. Мне все помогали, как могли. У вас живут действительно добрые люди. Я приехал совсем ребенком в чужой город, никого не знал. Но обо мне заботились, помогали, делали все, чтобы я продолжил свою карьеру. Начиная от матери моей девушки, которая помогла попасть в Хынчешты, и, заканчивая тренерами и работниками клубов. С "Нистру" вообще связаны мои самые приятные воспоминания в футболе. Ни в одной команде я не был так счастлив, как там. Скажу даже больше: все, чему я научился в плане футбола, это было у Мацюры. Он лучший и единственный тренер в моей карьере, который научил всему, что я умел. Кроме него у меня не было больше хороших специалистов в карьере.

- Как так?

- До "Нистру" я играл в клубе "Тракторул" из своего родного города Брашов. После тренировок там, то, что было у Мацюры - совсем другой уровень. Потом уехал в "Ворсклу", где главным был Носов. Это, вообще, очень слабый тренер. Про Казахстан и тренерский штаб "Восхода", а также мой последний клуб из Канады "Кингстон" я и говорить ничего не буду - ты сам все понимаешь. Когда я вернулся потом снова в "Нистру", там тренером был Лилик Попеску, но он тогда только начинал, и наши отношения были больше дружеские, а не как тренер – игрок. Был еще сезон в "Олимпии" у Буни, который до этого работал долго помощником Мацюры. Вот так и получается, что Мацюра был единственным тренером в моей карьере, у которого я научился всему.

- В "Нистру" еще был Спиридон. Ты же застал его тоже?

- Да, точно, был еще Спиридон. Он мне столько крови попил. У него на тренировках я только и делал, что бегал. Утром - бег. В обед - бег. Вечером - бег. Наверно, во всех своих других клубах на тренировках я пробежал в сумме меньше километров, чем за тот период в "Нистру" у Спиридона.

- Что было такого особенного в Мацюре?

- Разбор соперника – это первое. Мы очень детально готовились к каждой игре и разбирали всех игроков, которые против нас выходили. Второе – это тактика. Мацюра очень силен был в тактических и стратегических нюансах. Он умел грамотно что-то подсказать, дать совет, показать на деле и показать в реальности как работает та или иная схема, или прием. Ни у одного тренера после него я не встречал таких знаний. Третье – это настрой. Он умел нас настроить в самые важные моменты. Но самое главное, что уже тогда он опережал время в плане тренерских идей на много лет вперед.

- Не было желания вернуться обратно домой в Румынию?

- Нет. Я очень разочаровался в своей стране. Там коррупция везде. Первое обида была уже лет в 16 лет. Я играл в своем юношеском клубе "Корвинул". Мы вышли на товарищеский матч против румынской сборной U-19. Выиграли 4:2, я забил два гола. Тренер румынской молодежки говорит, что я ему понравился, и он может взять меня в юношескую сборную, но при условии, что я должен заплатить за это 4 000 немецких марок. Тогда еще даже не было такой валюты, как евро. Но уже сам этот факт, что меня отправляют за деньгами домой, чтобы я играл в юношеской сборной и покупал там место, меня очень расстроил. В тот момент я понял, что в Румынии важен не талант, а у кого более богатые родители. Все думают только о том, чтобы нажиться, а не о каком-то развитии футбола. Я поставил себе цель уехать в другие страны и играть там. Хотел доказать тем людям, которые запросили у меня деньги за вызов в юношескую сборную, что получу вызов в националку даже из чемпионата Молдовы.

- Тогда тренером сборной Молдовы был Виктор Пасулько и он часто вызывал игроков "Нистру". При этом он был первым, кто хотел привлечь и заиграть иностранцев, а законы ФИФА тогда работали проще в этом плане. Ты был тогда лучшим бомбардиром чемпионата. Пасулько предлагал поменять гражданство и играть за нашу сборную?

- Конкретно он, нет. Но разговоры были. Да, мне предлагали, спрашивали мое мнение. Но я сразу отказался.

- Почему?

- Я родился в Румынии и хотел играть только за эту сборную.

- Ты реально верил, что тебя вызовут в национальную сборную Румынии из чемпионата Молдовы и клуба "Нистру" Атаки?

- Да, а почему нет?

- В моем восприятии сборная Румынии это Хаджи и Попеску из "Барселоны", Петреску из "Челси", Илие из "Валенсии". Как в этом списке может смотреться футболист из "Нистру" Атаки?

- Ты говоришь по сборную Румынию середины и конца 90-х годов. Соглашусь, что тогда там были сумасшедшие звезды и исполнители, которые играли в ведущих европейских клубах. Но сравни ту команду с футболистами, которые играли в середине нулевых годов. Прошло лет 5-7, как ушло поколение Хаджи и Попеску и согласись, это уже были разные по классу сборные. Да, я верил, что смогу получить вызов в национальную команду из "Нистру". Почему нет? Если в ней играл Флореску из "Шерифа" под 10-м номером. Человек из чемпионата Молдовы играл в сборной Румынии в футболке с номером Хаджи и на его позиции. Так почему я не мог тоже там играть? И он был не единственный. Помнишь, еще играл второй у них румын…как его?

- Разван Кочиш?

- Да, он. Помнишь тот сезон, когда я стал лучшим бомбардиром? Я забил в чемпионате больше голов за "Нистру", чем Кочиш и Флореску вдвоем за "Шериф". И их вызывают в сборную, а меня нет. Не мог понять, как такое возможно? Приезжаю домой в Брашов в отпуск, включаю телевизор. Там показывают новости спорта и сюжет про молдавский чемпионат. И знаешь, что говорят? Что лучшим бомбардиром стал Кочиш, а не я. У меня на 4 или 5 забитых голов больше, но в румынских СМИ показывают, что лучший бомбардир он, а не я.

- Что ты тогда почувствовал? Злость? Обиду? Разочарование?

- Я был очень зол. Как ты думаешь? Когда весь год работаешь, стараешься, хочешь показать себя, а тут берут и нагло занижают твой честно заработанный результат. При этом тогда еще не был интернет развит так, как сейчас и телевизор смотрели многие. Я понимал, что смогу получить вызов в сборную, только если стану лучшим бомбардиром. Чемпионат Молдовы не такой сильный в Европе и в нем точно надо быть на ведущих ролях, чтобы тебя заметили. И тут берут и на всю страну показывают, что лучший голеадор не ты, а другой человек. Я снова разочаровался в своей стране, как и тогда, когда у меня попросили деньги за вызов в юношескую сборную.

- Я согласен, что в "Нистру" ты смотрелся интересней, чем Флореску. Почему так произошло? Почему его и Кочиша вызывали в сборную, а тебя нет?

- Просто, у них были очень хорошие агенты, настоящие профи, которые делали все для своих клиентов, чтобы их раскрутить. Чего только стоит организация этого сюжета по ТВ, где на всю Румынию пропиарили футболистов "Шерифа" и показали лучшими игроками чемпионата. Мы выиграли кубок, взяли второе место, опередили команды из Кишинева и Тирасполя, я лучший бомбардир чемпионата. Но про меня и про мой клуб никто в этом сюжете не сказал ни слова. Еще и показали, что лучший бомбардир – другой футболист, а не я. Вот так и должны работать настоящие агенты – делать все, чтобы устроить как можно лучше карьеру своих футболистов. У меня, к сожалению, не было таких людей, которые бы мне помогли.

- Матчи "Нистру" с "Хазаром" - одна из самых темных еврокубковых историй молдавских клубов. Давай хоть сейчас откроем тайну вокруг тех событий, которые тогда произошли. Это правда, что вам предлагали деньги, чтобы вы слили проход?

- Да.

- Сколько?

- Азербайджанцы узнали через молдавских агентов, какие у нас зарплаты и премиальные и после этого предложили нам 250 000 долларов, чтобы мы организовали поражение в матче "Хазар" - "Нистру" с нужным счетом.

- Они озвучили эту сумму руководству "Нистру", то есть Василию Трагире, или игрокам? Как, вообще, все это происходило?

- Один из молдавских агентов сказал, что с нами хочет пообщаться человек от "Хазара". Мы тогда еще не знали, по какому вопросу. Помимо меня связались только с двумя футболистами: вратарь Леу и защитник Лупашко. Предложили напрямую сделку и назвали сумму в 250 000. Кроме нас больше никто не знал про это предложение.

- Получается, у вас был выбор. Вы могли взять эти деньги себе и поделить их между собой. Каждый из вас взял бы по 80 штук баксов. Учитывая, что в теме был бы вратарь, центральный защитник и центральный нападающий, этого бы точно хватило для победы "Хазару". Вы трое – стабильные игроки основы и вас даже никто не заменит: основной кипер, капитан и лучший бомбардир.

- Да, мы могли взять эти деньги, но, разумеется, мы так не сделали.

- Что было дальше, когда узнали о таком предложении?

- Собрались всей командой и рассказали ребятам, что есть такой вариант. Как я тебе уже говорил, мы были как одна семья, и все решения принимали вместе. Пацаны сказали, что будем выходить и играть только честно, на нашу победу.

- Даже если разделить эти деньги поровну честно по-семейному и по-братски на 18 человек, которые были в заявке, то получается, что каждый из вас мог заработать стабильно по 14 000 баксов.

- Да, получается так.

- А сколько заплатил Пантелеймоныч за проход "Хазара"?

- 4 000 долларов.

- Это же почти в 3 раза меньше, чем вам предлагали азербайджанцы. При этом вы могли и по 4 штуки не получить, если бы не прошли дальше. Тогда, вообще, остались бы ни с чем и ничего бы не заработали…

- Понимаю, о чем ты говоришь. Но я не жалею, что мы отказались. Да, так бы нам вышло без напряга на 10 000 долларов больше, а так мы получили 4 вместо 14. Но те эмоции, которые нахлынули, когда забил на выезде два гола в Азербайджане, ни с чем нельзя сравнить. Такое невозможно купить ни за какие деньги. Я получил неимоверное удовольствие от игры, результата и 10 000 долларов по сравнению с этим ничто. На тот момент и до сих пор – это мой самый памятный футбольный момент в карьере. Эти два гола потом еще на долгое время были даже важнейшим событием во всей моей жизни, пока не родился ребенок.

- Но ты представляешь, что такое заработать в Молдове в 2005 году 14 000  долларов за 90 минут? Многие люди тогда за три года столько не зарабатывали, при этом пахали с 8-ми утра до 6-ти вечера по 5-6 дней в неделю…

- Мы не хотели себе портить карьеры. Представь, если бы потом это где-то всплыло. Тогда бы ни в один нормальный клуб невозможно было попасть. Не было смысла рисковать сиюминутными 10 000 -14 000 долларов, но взамен рискуя испортить себе будущее и карьеру. К тому же сразу после того матча на выезде, "Хазар" предложил мне перейти к ним в команду. Предложили хорошие условия, и я мог заработать в десятки раз больше.

- Чего не перешел к ним?

- Они хотели взять троих: меня, Янчука и Андрюху Мацюру. Но Трагира не отпустил.

- Почему?

- Сказал, что нет смысла идти в более слабый чемпионат и клуб. Мы обыграли их дважды и явно были сильнее, поэтому он хотел, чтобы я уехал в лучшую лигу, чем азербайджанская.

- Ну, в чем-то он был прав. В нулевые годы молдавские клубы всегда проходили азербайджанцев: "Зимбру", "Тирасполь", "Дачия", "Олимпия", "Нистру" разбирались и с "Карабахом", и с "Хазаром", и с АРАЗ, и с "Бакы"…

- Но ты же знаешь, какие там были условия по деньгам. Их президент только за одну победу в дерби с "Бакы" дал каждому пацану по новой BMW Х5.

- А Трагира какую давал самую большую премию за победу над молдавским клубом?

- Когда мы выиграли Финал Кубка у "Дачии".

- Сколько?

- Около 3 000 долларов. И то, мы их ждали несколько месяцев. Сначала он сказал, что мы должны насладиться самой победой. Мы так и делали. Просто радовались, праздновали, ездили по гостям с медалями, и казалось, что уже получили огромную премию. Были такие довольные, что на радостях стали даже забывать про деньги. И получили всю сумму только в конце лета, хотя финал был в мае.

Напомним, что владельцем азербайджанского клуба "Хазар" был бизнесмен Мубариз Мансимов.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Спорт