31 
марта
2020
13:54
41
188
1797
Virtual karabakh

Весной 1918 года дашнако-большевистские войска уничтожили десятки тысяч мирных азербайджанцев

102 года тому назад была написана одна из самых кровавых страниц нашей истории. Весной 1918 года армянские военные формирования учинили геноцид тюрко-мусульманского населения Северного Азербайджана.

Истребление десятков тысяч мирных людей явилось результатом политики дашнако-большевистского режима - Бакинского Совета и лично его главы Степана Шаумяна, который выступил в роли главного организатора этого чудовищного преступления. Выступая под знаменем большевистского движения, Шаумян в тот ключевой момент своей политической биографии стал проводником интересов армянского национализма, стратегической целью которого было создание армянского государства на значительной части территории Турции и Азербайджана. Захватив политическую власть в Баку и прилегающих районах, возглавляемый Шаумяном Бакинский Совет мог закрепить ее только за счет истребления мусульманского населения, которое являлось социальной базой азербайджанских национальных партий, прежде всего пользовавшегося огромной популярностью "Мусавата".

Еще 2 марта 1918 года Шаумян, выступая с докладом на заседании Бакинского Совета, подверг резкой критике функционировавший в Тифлисе Закавказский сейм, в котором объединился антибольшевистский политический спектр региона. Главный "аргумент" Шаумяна заключался в том, что этот орган поддерживает мусаватистов, стремящихся к отделению Азербайджана от России. Шаумян заявил: "Исходя из своих интересов, закавказская демократия должна энергично протестовать против этого отделения, она должна быть готова выступить с оружием в руках против вершителей этой реакционной политики, и в этом деле руководящая роль должна принадлежать Бакинскому Совету. Если он не пойдет против контрреволюционеров, то они сами придут к нам. Ведь мусульманские националисты мечтали сделать Баку столицей Азербайджана. Поэтому эти реакционеры при первой возможности двинутся на Бакинский Совет".

Этот довод Шаумян неоднократно приводил и в последующем, используя его как своего рода индульгенцию, искупающую якобы вину руководства Бакинского Совета за тактический союз с дашнаками и санкционирование массовых убийств мирного мусульманского населения, в своей основной массе поддерживавшего идею автономизации Азербайджана.

Уже после трагических мартовский событий в Баку Шаумян признавался в своем донесении правительству Советской России: "Мы воспользовались поводом… и открыли наступление по всему фронту... у нас были уже вооруженные силы - около 6 тысяч человек. У "Дашнакцутюн" имелось также около 3-4 тысяч национальных частей, которые были в нашем распоряжении. Участие последних придало отчасти гражданской войне характер национальной резни, но избежать этого не было возможности. Мы шли сознательно на это. Если бы они (т.е. азербайджанские политические силы - Н.М.) взяли верх в Баку, город был бы объявлен столицей Азербайджана".

В одной из своих статей, опубликованных в газете "Бакинский рабочий" в мае 1918 года, то есть спустя месяц после бойни азербайджанцев в Баку, Шаумян, сетуя на то, что многим кажется, что "в Баку не было борьбы за Советскую власть, а была только резня, устроенная армянами против мусульман", пытается оправдаться следующим образом: "Да, Советская власть дала вовремя вооруженный отпор контрреволюционной дикой дивизии мусаватистов. Но если бы мы не дали этого отпора, разве не ясно для всякого, что в десять раз больше было бы пролито крови, промыслы и заводы были бы преданы огню и Советская власть была бы похоронена навсегда, г. Баку был бы сейчас столицей Азербайджанского ханства".

Однако никакие попытки оправдания главы Бакинского Совета не могли перечеркнуть тот факт, что именно под его непосредственным руководством десятки тысячи азербайджанцев были уничтожены только из-за своей национальной принадлежности.

30-31 марта 1918 года безоружные азербайджанские кварталы Баку были преданы закланию. Объединенные дашнако-большевистские войска не жалели даже детей, женщин и стариков. В ночь на 1 апреля армянские отряды ворвались в Ичеришехер (Старый город), население которого уничтожалось с особой жестокостью. Всего за три дня в Баку было убито, по разным данным, от 12000 до 17000 человек.

Однако, несмотря на масштабы совершенных злодеяний, Шаумян не скрывал удовлетворения: "Национальный состав нашего города пугал нас. Мы боялись, что борьба примет нежелательную окраску. Нам даже пришлось прибегнуть к помощи армянского дашнакского полка. Мы даже не могли допустить себе роскошь отказаться от их услуг. Национальный армянский совет самостоятельно арестовывал, обыскивал, реквизировал и т. д. ... Однако победа настолько велика, что мало омрачает действительность".

Карательные действия Баксовета не ограничились "операцией" в городе Баку. Газета "Азербайджан" от 8 октября 1918 года писала: "После того, как глава разбойничьей шайки, занимающейся похищением детей, Татевос Амиров, став во главе "социалистической армии", вырезал до 16000 беззащитной мусульманской бедноты в Баку, а … ублюдок Степа Лалаев во главе дашнакских (тоже социалистических) банд очистил ряд кварталов от представителей мусульманской интеллигенции, которых он вытаскивал из домов и расстреливал на улице, Шаумян и ему подобные "вожди демократии" нашли, должно быть, стаж этот весьма блестящим для своих командиров, и Амиров с Лалаевым были назначены для борьбы с "контрреволюцией" в Шамахе с отобранным дашнакским отрядом".

Действительно, вооруженные армянские отряды под руководством Амиряна (Амирова), Атарбекова, Степана Лалаяна (Лалаева), Михаила Арзуманова и других бурей прошлись по селам Шамахинского, Гейчайского и Арешского уездов, убив около 7 000 человек (из них 1 653 женщины и 965 детей).

Карательную операцию против мусульманского населения Губинского уезда осуществили армянские военные формирования под руководством уполномоченного Шаумяна дашнака Амазаспа Срванцтяна, говорившего: "Я - армянский герой, пришел отомстить за убитых вами и турками армян. Я вырежу весь мусульманский род от Каспийского моря до Шахдагских гор".

В Губинском уезде были разорены 122 села, уничтожены сотни тюркских, лезгинских и еврейских жителей. Обнаруженное в 2007 году на правобережье реки Гудиалчай массовое захоронение, где ныне воздвигнут Губинский мемориальный комплекс геноцида, является наглядным доказательством преступления против человечности, совершенного армянскими националистами весной 1918 года.

Характер и масштаб трагический событий весны 1918 года были столь ужасны, что это признавали и большевистские деятели. Один из очевидцев геноцида азербайджанцев большевик Блюмин отмечал в своих воспоминаниях: "Настают события 1918 года, и мы, не имея вооруженной своей силы, воспользовались дашнакскими отрядами. Но дашнакские отряды сделали свое подлое дело. Вместо гражданской войны сделали национальную, вырезали до 20 тысяч бедного мусульманского населения".

Другой участник событий, большевик Баранов, в свою очередь, также признавал, что участие партии "Дашнакцутюн" в подавлении так называемого "мусаватского мятежа" сопровождалось резней всех мусульман.

Убедительным подтверждением преступной политики Шаумяна явилась и его позиция относительно деятельности созданной Бакинским Советом следственной комиссии, призванной расследовать насилие над мусульманами Шамахинского и других уездов. Эта комиссия, возглавляемая большевиком Кожемякой, пришла к выводу о виновности Лалаяна, непосредственно осуществлявшего военную операцию по уничтожению азербайджанцев Шамахи. Лалаян был арестован. Однако спустя считанные дни по решению Шаумяна комиссия Кожемяки была распущена, а сам Лалаян отпущен на свободу.

Террор против азербайджанцев был осуществлен не только в Баку и прилегающих районах, но и в Карабахе, Зангезуре, Нахчыване, Лянкяране и в других регионах Азербайджана. С этой целью Шаумян держал связь с главарями армянских банд, совершавших насилие в восточной Турции и западной части Азербайджана, в частности с отъявленным убийцей Андраником Озаняном, виновным в массовом истреблении азербайджанцев в Нахчыване, Шаруре и Зангезуре. Всего за лето 1918 года в Шаруре и Нахчыване было убито 3 000, в Зангезуре - 7 700 человек. Из родных мест было изгнано 50 000 жителей. Отмечая заслуги Андраника перед армянством, Шаумян в отправленной ему телеграмме писал: "Народному вождю Андранику. Вашу телеграмму получил. Полный текст сообщил в Москву центральному правительству. Со своей стороны приветствую в вашем лице истинного героя".

В апреле 1918 года дашнако-большевистский тандем, по сути, был узаконен. 25 апреля был образован Совет народных комиссаров Бакинского Совета, в котором ведущие позиции заняли армяне. Сам Шаумян стал председателем Бакинского Совнаркома и комиссаром по иностранным делам. Во главе трех красноармейских бригад встали Амазасп, Бек-Зурабян и Арутюнян. Командиром корпуса был назначен полковник Казарян, начальником штаба - полковник Аветисян. Войска Бакинского Совета начали полномасштабное наступление в сторону Гянджи - центра азербайджанского национального движения.

Дальнейшее укрепление дашнако-большевистского режима было предотвращено провозглашенной 28 мая 1918 года Азербайджанской Демократической Республикой (АДР), временной столицей которой была объявлена Гянджа. Военный союз АДР с Османской империей и создание азербайджано-турецкой Кавказской исламской армии, начавшей победоносное движение в направлении Баку, разрушило планы армяно-большевистских сил по окончательному захвату Баку и всего азербайджанского Прикаспия. Так был сорван преступный план носителей "великоармянской" идеи, на алтарь которой весной 1918 года были положены жизни десятков тысяч азербайджанцев.

Натиг Назимоглу

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела Война