15 
мая
2019
17:05
31
15
741
Virtual karabakh

Профессор: «Иранский фактор» влияет на волатильность цены на нефть

В последние дни все внимание мирового сообщества сконцентрировано на ситуации вокруг Ирана. Иран - это не Ирак или Афганистан и тем более не Бахрейн, война с ним чревата большими последствиями для всего Ближнего Востока, а также для самих США.

Но главный вопрос в том, что этот регион обеспечивает более 40% мировых энергоресурсов, а потому любое обострение на Ближнем Востоке будет напрямую влиять на цены на нефть и газ. 

О том, какие процессы на фондовых биржах может вызвать нынешняя ситуация, рассказал в интервью Oxu.Az профессор Санкт-Петербургского госуниверситета Станислав Ткаченко.

- Сейчас ситуация вокруг Ирана крайне обострилась. Как события в Персидском заливе будут влиять на цены на нефть?

- Теоретически военно-политическая нестабильность в Персидском заливе однозначно должна толкать нефтяные цены вверх. Обычно так все и происходило начиная с «нефтяного шока» октября 1973 года. Тогда за несколько недель после начала войны Судного дня (Четвертой арабо-израильской войны) мировые цены на нефть взлетели почти в четыре раза, дав старт самой долгой экономической депрессии в глобальной экономике после окончания Второй мировой войны. 

Государства Персидского залива сегодня, как и полвека назад, являются крупнейшим коллективным  производителями нефти и газа в мире: на регион ныне приходится 30% мировой добычи нефти, а также 65% подтвержденных запасов нефти и 40% - природного газа. 

Поэтому великие державы, включая США, Китай и СССР/Россию, вот уже почти полвека внимательно следят за стабильностью в данном регионе, нервно реагируют на все попытки изменить хрупкий статус-кво между Саудовской Аравией, Ираном и Израилем. Усилия Тегерана по созданию ядерного оружия и поддержке радикальных движений в регионе Ближнего Востока рассматриваются как самая большая из существующих ныне угроз всему региону Персидского залива.

Динамика мировых цен на нефть в течение последних месяцев показывает, что иранский фактор в современном мире играет менее заметную роль в ценообразовании нефти, чем это происходило еще несколько лет назад. 1 декабря 2018 года баррель нефти марки Brent стоил примерно 54 доллара за баррель, но затем началось обострение ирано-американской санкционной войны, и за полгода баррель этой марки нефти вырос до уровня 70 долларов, где и находится в настоящее время.

Этот рост, по моему мнению, однозначно связан с фактором Ирана, а также с активными усилиями США по созданию антииранской коалиции. Она распалась в 2016 году после снятия международным сообществом части санкций. И пока активные усилия Вашингтона по восстановлению антииранской коалиции вызвали негативную реакцию не только в Москве и Пекине, но и в большинстве европейских столиц.

 «Иранский фактор» сегодня влияет скорее на волатильность цены на нефть, диапазон ее колебаний в последние месяцы стал заметно больше. Но новая равновесная цена (70 долларов) уже включает в себя весь комплекс негативных дипломатических новостей, связанных с Ираном. Только трансформация конфликта Вашингтона и Тегерана из внешнеполитического в военный может толкнуть цены резко вверх.

- С другой стороны, нужно добавить, что Китай тоже отказался закупать иранскую нефть. Это создаст на рынке ажиотаж?

- С начала мая 2019 года иранскую нефть перестал закупать ее главный потребитель – Китай. Разумеется, Россия и другие крупные нефтедобывающие государства охотно займут место иранской нефти на втором в мире национальном рынке нефти - китайском, потребляющем около 15 миллионов баррелей в сутки.

Но пока слишком рано делать однозначные выводы о том, что прекращение китайских закупок иранской нефти подтолкнет цены на «черное золото» вверх. Во-первых, вероятный дефицит нефти будет кратковременным, его постараются восполнить Саудовская Аравия, Россия и еще несколько государств, имеющих резервные мощности по добыче. И, во-вторых, Китай постарается обойти американские санкции, покупая иранскую нефть через посредников. 

Если США будут настойчивы в создании вокруг иранской нефти непреодолимого санкционного забора, то небольшой скачек нефтяных цен возможен. Но предрекаемые некоторыми экспертами уровни в 100 долларов за баррель станут реальностью только тогда, когда в Персидском заливе начнется артиллерийская канонада, а в Ормузском проливе будет потоплен первый танкер. Надеюсь, что международное сообщество ничего подобного не допустит.

- Можно ли считать, что дестабилизация в регионе увеличит все риски экономической нестабильности в мире?

- Высокая цена нефти теоретически может привести мировую экономику к состоянию стагнации и, конечно, увеличит риски глобальной экономической нестабильности. 

Но все-таки высокая цена этого энергоносителя - не самодостаточное явление, она не определяется только соотношением спроса и предложения. 

Скорее, мировая цена нефти отражает целый комплекс ожиданий ключевых игроков в мировой экономике относительно перспектив развития ситуации на основных национальных и региональных рынках, причем не в краткосрочной, а в более дальней перспективе.

Будучи самой крупной нефтедобывающей провинцией планеты, регион Персидского залива играет исключительно большую роль в обеспечении экономической стабильности в мире. И «плохие новости» оттуда всегда заставляют мировые рынки беспокоиться.

Р.Г.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела В мире