16 
сент.
2020
09:06
65
93
610
Virtual karabakh

Владимир Зеленский: В Беларуси может произойти Майдан

Накануне президент Украины Владимир Зеленский посетил Австрию с официальным визитом. В ходе него он, в частности, дал интервью местному популярному изданию "Винер Цайтунг", в рамках которого ответил на злободневные вопросы касательно развития Украины, конфликта на востоке страны и событий в Беларуси.

- В прошлые годы между Веной и Киевом возникало недопонимание из-за политики Австрии в отношении России. Два года назад тогдашний австрийский министр иностранных дел Карин Кнайсль пригласила российского президента Владимира Путина на свою свадьбу. Он приехал, и фотографии танцующих Кнайсль и Путина вызвали недоумение не только в Украине. Сейчас это дело прощено и забыто? Или еще можно говорить об утрате доверия?

- Честно говоря, я уже забыл это дело со свадьбой. Австрию и Украину связывают глубокие отношения, а этот случай - лишь маленький эпизод. Он не повлиял негативно на отношения наших государств. У нас идет война на востоке Украины, а Австрия поддерживает нашу территориальную целостность. Это очень важно для меня. Я уже встречался с канцлером Себастьяном Курцем, у нас с ним хорошие отношения.

- Избрание вас президентом Украины в прошлом году привлекло всеобщее внимание. Вы - как сатирик и артист - сыграли в телевизионном сериале простого учителя, который неожиданно для всех был избран президентом. А затем вы сами действительно были выбраны главой государства. Насколько сложно было для вас перейти со сцены в ведомство президента?

- Скажу честно: когда я оказался на политической сцене, то увидел, что многие политики намного лучше как комедианты и актеры, чем я.

- Все было так же ужасно, как в сериале?

- Политика в Украине действительно иногда напоминает телесериал. Но, конечно, многие вещи в реальности намного сложнее, чем в кино. Война на востоке Украины происходит в реальном мире. В кинофильме "мертвый" восстает и продолжает жить дальше. В реальном мире такого не бывает.

- В прошлом году в ходе предвыборной кампании вы вселили в людей много надежд. Вашими целями были устранение коррупции в Украине и окончание войны в Донбассе. Пока вам не удалось достичь этих целей. Многих избирателей это разочаровывает, и ваш рейтинг снизился. Были ли ваши обещания реалистичными, или вы выдавали желаемое за действительное, или вообще занимались популизмом, как многие утверждают?

- Если я что-то обещаю, то это не пустые слова. Добиться окончания войны и получить назад украинские территории - для меня приоритетная задача, а не романтические обещания. Но, конечно, сделать это непросто. Хотя кое-чего мы уже достигли. Вызволили из плена 140 человек. Добились разведения войск. Там больше не стреляют, практически нет погибших. Если не считать одного убитого, то вот уже семь недель у нас нет потерь. Это видят все, это видит и Европа. Правда, иногда случаются обстрелы со стороны сепаратистов, но мы на них не отвечаем, и это хорошо.

- Но реально ли вообще для Украины получить Донбасс назад? Разве не было бы проще заморозить конфликт, как например, в Молдове, где в лице Приднестровья существует отколовшийся регион, но где больше не стреляют?

- Да, я знаю, что некоторые выступают за то, чтобы Донбасс превратился в нечто вроде Приднестровья или Абхазии. Но он намного больше. Там живут 3 млн украинцев, это больше, чем в некоторых европейских странах. Многие из них больны коронавирусом, мы имеем там гуманитарную катастрофу. И люди, живущие в оккупированной части Донбасса, видят, как живут украинцы по другую сторону фронта, лучше живут. Шахтерам в оккупированном Донбассе приходится нелегко. Они не получают нормальных зарплат и должны платить большие деньги за воду и электричество. Если однажды терпение у людей лопнет, то там могут произойти восстания.

- Разве это не будет на руку Украине?

- Нет, это будет слишком высокая цена. Произойдет внутренний конфликт на оккупированной территории Донбасса. Я знаю, что там есть много людей, которые в глубине души считают себя украинцами. Я не хочу, чтобы они погибали. Этим людям нелегко, многие оказываются в тюрьмах, потому что они, например, отмечают украинские праздники, такие как День независимости. Наши освобожденные солдаты рассказывали, что вместе с ними в тюрьмах сидели проукраински настроенные граждане. Там много людей, думающих как украинцы.

- Вы со своей партией "Слуга народа" пустились на рискованный эксперимент. Ваша фракция состоит из политиков - любителей, не принадлежащих к традиционным политическим кланам. За последнее время популярность вашей партии упала, наблюдатели считают, что у нее едва ли есть шансы победить на региональных выборах в октябре. Разве не было бы лучше делать ставку на профессионалов?

- Национальные и региональные выборы - совершенно разные вещи. Хотя бы потому, что явка на национальных выборах значительно выше. Но я уверен, что "Слуга народа" и на региональных выборах после подсчета всех результатов победит. В данном случае речь идет не столько о соревновании политических партий, сколько о мэрах и местных советах. Большинство действующих мэров связались с нами и попросили разрешения выставить свои кандидатуры от "Слуги народа". Мы отказались. Многие из этих мэров находятся у власти по 10 - 20 лет. И что они сделали? Заложили парки с фонтанами вместо того, чтобы решать проблемы. Многие из них саботировали мероприятия государства против коронавируса и разрешали массовые мероприятия, потому что это повышает их популярность. Поэтому мы приняли решение выставить своих кандидатов, хотя они и не так известны.

- Кстати, о коронавирусе. Он больно ударил по Украине, причем не только по здоровью людей, большой провал произошел и в экономике. Как Украина собирается выходить из кризиса?

- Действительно, многие люди в Украине потеряли работу, большое число экспортно-импортных компаний обанкротилось. Во многих из них введены принудительные отпуска и сокращена заработная плата. Но кризис с коронавирусом затронул не только Украину, но и весь мир. Мы, конечно, не можем напечатать долларов, это ясно. Но мы разрабатываем программы кредитования, которые должны помочь людям справиться с кризисом. Это относится и к фирмам, и к фермерам, и ко многим другим. Если раньше ставки по кредитам составляли 20-25%, то теперь - от 5 до 9%. Люди уже взяли таких кредитов на 6 млрд гривен (почти 180 млн евро).

- В Беларуси сейчас ведется освободительная борьба с поддерживаемым Россией режимом. Можно ли это восстание сравнить с "оранжевой революцией" 2004 года в Киеве или с "евромайданом" 2013/14 годов? Не станет ли Беларусь следующей ареной геополитической борьбы между Западом и Россией?

- Я не знаю. Но в любом случае я поддерживаю белорусский народ. Эти люди борются за свободу и демократию, при этом без агрессии и насилия. Никто не бросает камни, никто не поджигает здания. Государственная власть жестоко расправляется с демонстрантами. Для меня важно, чтобы не было кровопролития. Если государство отказывается вступать в диалог с народом, то тогда в Беларуси может произойти нечто похожее на Майдан. Но чего я пока не вижу, хотя я и не эксперт по Беларуси, так это символической фигуры лидера, вокруг которой могли бы сгруппироваться люди. Но в любом случае важно, чтобы белорусы сами определяли свое будущее. Ни одна страна не имеет права вмешиваться во внутренние дела другой страны.

- После аннексии Крыма и начала войны в Донбассе в 2014 году Беларусь стала посредником между Киевом и Москвой. Будет ли так и теперь? Ведь президент Лукашенко, попав в критическую ситуацию, однозначно переметнулся на сторону Москвы.

- Скажу совершенно честно: не знаю. Думаю, лучше всего подождать, пока ситуация в Беларуси не стабилизируется. Переговоры в Минске продолжались и во время кризиса с коронавирусом, в онлайн-формате. И трехсторонняя группа встречается онлайн, что хорошо. С белорусским народом мы всегда поддерживали дружеские отношения. А народ будет в любом случае существовать дольше, чем любые политики во главе государства.

Свяжитесь с нами

Другие новости раздела В мире